Вторник, 17.10.2017, 14:21:31
Приветствую Вас Гость | RSS

The Assembly of Haters

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: ГО-шник, SoNik_Grey 
Форум D-A » Литературный » Произведения Rapid'a » Глава 4. Экскурсия (ВНЕЗАПНО)
Глава 4. Экскурсия
BinoclДата: Понедельник, 03.10.2011, 02:01:11 | Сообщение # 1
Офицер элитных подразделений Альфа-78 BIN-OCL
Группа: Советник особого статуса
Сообщений: 1211
Награды: 12
Репутация: 546
Замечания: 0%
Статус: Offline
Все как-то профелили, а ведь новости уже 4 дня. Увидел на стене у Рапида в унылом новость (и только 1 лайк, да как же так можно, товарисчи!), затем зашел на ПыГы, там уже обтерли все.

Вот пруф: http://forums.playground.ru/half-life_2/art/623371/ пост от 29.09.11 14:29

Поскольку текст не особо читабельный у Рапида на сайте, копирую сюда.



xxx: Почти век стремились к глобальной идее - жизнь без использования денег; от каждого по возможностям - каждому по потребностям и так далее.
xxx: И вот наконец свершилось, построили...
xxx: Нет, не комунизм конечно, Torrent


Сообщение отредактировал Binocl - Понедельник, 03.10.2011, 02:02:23
 
BinoclДата: Понедельник, 03.10.2011, 02:02:40 | Сообщение # 2
Офицер элитных подразделений Альфа-78 BIN-OCL
Группа: Советник особого статуса
Сообщений: 1211
Награды: 12
Репутация: 546
Замечания: 0%
Статус: Offline
Первое, что я вижу через открывающиеся двери лифта – два ярких одинаковых плаката, висящих на стене. Эмблема Альянса на черном фоне, и белый голубь, устремившийся к желтому небу.

Аликс выбегает наружу. Дует ветерок.

- Наконец-то, свежий воздух! Нам повезло, что солнце еще не село.

Что этот плакат означает для Альянса, я не знаю. Может быть, фальшивый голубь мира, которого они выпускают во все направления, кормя цивилизации сладкими сказками о эволюции и поднебесном развитии.

- Гордон, там кто-то есть!

Я слышу голоса и тоже подхожу к закрытой решеткой лестнице наверх, туда, где виднеется багровое небо и падает пепел. А может, это символ роста до звезд? Не знаю. Но я знаю, на что это похоже сейчас.

- Ну какого черта отключили защитный периметр? – слышу я далекие голоса сверху, - Он же должен был удерживать муравьиных львов! А теперь от них нигде не укрыться…

- Эй! – кричит Аликс, барабаня в решетку, - Мы здесь, внизу, вы слышите, эй! Откройте!

Словно душа, вырвавшаяся наконец из железной руки и с облегчением оставляющая все черное, злое и жестокое где-то внизу, далеко-далеко, чтобы устремиться ввысь, к небу, где свободны все. Где так легко…

- По крайней мере эти жуки ненавидят Альянс так же как и мы, - отзывается совсем стихающий голос сверху.

- Они не слышат, - тихо говорю я.

- Черт, тут заперто! – Аликс пинает решетку, - Гордон, ну как открыть!

Я нахожу в углу отпирающий вентиль и насаживаю его на резьбу, торчащую из стены. Кто мог отвернуть его и запереться тут изнутри? Мы же не нашли никого, никого живого…

- Осторожно, Ламарр! Эти лампы очень горячие! – я не верю своим ушам. Это же доктор Кляйнер? Неужели он там, снаружи? И со своим дерзким животным… Я начинаю быстрее крутить вентиль, пока решетки не раздвигаются достаточно широко, чтобы мы прошли на лестницу. Мы выбегаем наверх, и я чувствую себя душой, устремившейся к небесам. Я вижу только небо. Я так бегу, что, кажется, мои ноги не касаются земли. Я хочу улететь.

С огромного монитора на железной шагающей стене на меня смотрит доктор Кляйнер, близоруко щурясь и поправляя очки.

Я не умею летать.

- Камера уже работает? – тихо спрашивает Кляйнер в сторону, и его голос гремит эхом по окрестностям, - Да… я, конечно, не оратор, но… я постараюсь…

- Это же доктор Кляйнер, вот здорово! – радуется Аликс, - Ура!

Я улыбаюсь ей. Постараться понять, постараться принять это. Моя душа бескрылая. Я вижу лицо Кляйнера там, где раньше всегда было лицо Уоллеса Брина, и это просто замечательно. Это значит, повстанцам удалось. Значит, все было не зря. Теперь город наш. Вот только… что нам осталось от этого города?

- О боже… да тут камня на камне не осталось, - пораженно оглядывается Аликс.

Город лежит в руинах. Словно пожевали и выплюнули.

- Сограждане! – голос Кляйнера звучит почти торжественно, - Жители Сити-17 и его окрестностей... я имею в виду разумных жителей, конечно, людей и других существ, хотя надеюсь, нет нужды рассказывать о последних событиях нашим союзникам-вортигонтам…

До самого горизонта все усеяно зубами руин. Словно взяли и сломали большой карточный домик. Перед нами то, что раньше было кварталом, но сейчас – это огромная, в два человеческих роста, куча мусора, досок, камней и пепла. Пепел сыпется сверху… Где-то далеко, в среди груды точащих стен и обвалившихся крыш прохаживаются два страйдера. Неторопливо, величаво. Изредка останавливаясь, чтобы открыть огонь куда-то вниз, себе под ноги. Вот и еще чья-то жизнь оборвалась…

- Прежде всего, очень важное сообщение, - Кляйнер смотрит прямо на меня, и я думаю о том, как он изменился, - Если вы все еще находитесь в пределах Сити-17, я настоятельно советую вам покинуть город как можно скорее, так быстро, как только возможно. Мы восстановили работу большей части транспортной системы и подготовили все, для экстренной эвакуации. Мы также создали лагеря и перевалочные пункты на окраинах города и в его окрестностях…

Один из страйдеров останавливается, и нам по глазам бьет нестерпимо яркая вспышка пронзительного голубого света. Там, где только что был все еще нетронутый дом, теперь лишь две оплавленные стены.

- Повторяю, покиньте город как можно скорее!

Над нами грозно высится умирающая Цитадель. Кровавое зарево над ней угрожающе, тяжеловесно вращается, закручивая багровые облака в огромную воронку. Дует холодный ветер. От легкого толчка после залпа страйдера лежащая невдалеке на боку покореженная машина с адским скрежетом падает на то, что осталось от ее колес. Аликс хмурится. Нет, подруга… нам не улететь, словно птицам…

- Хотя, конечно, в уничтожении ядра портала Цитадели бесспорно есть много плюсов, мы обнаружили один, довольно прискорбный, побочный эффект. Оказалось, что очень скоро и неизбежно Цитадель породит событие небывалой разрушительной силы, масштабы которого я даже не берусь в настоящее время оценить с какой-либо определенностью. Скажу лишь, что взрыв почти наверняка облучит все вокруг в радиусе многих миль…

Даже не знаю, что хуже – гигантская доза радиации, или то, что от города останется лишь горстка пыли. Этого ли хотели все те, кто сейчас все еще борется? Мы освобождали город, брали одно здание за другим. А в результате город не достанется никому. В результате мы просто прошлись с зачисткой перед погребением.

- Поэтому, повторяю, эвакуируйтесь срочно, сию же минуту! – Кляйнер даже заглушает звуки стрельбы, катящиеся отовсюду, - Я бы не стал пугать понапрасну вас, люди. Ну а что до тех, кто уже находится в одной из наших безопасных зон, то я считаю своим долгом отметить, что один из плюсов разрушения реактора является полное отключение поля, подавляющего репродукцию.

Но они все еще воюют, сражаются, бьются, через боль и смерть. А ведь некоторые веселятся. Неужели они еще не пресытились этой дутой, словно мыльный пузырь, иллюзорной романтикой войны? Азарт, движение, риск… а ведь я и сам подсел на этот наркотик.

- Ранее, этим полем выборочно блокировалось формирование некоторых протеиновых цепочек, очень важных для процесса эмбрионального развития у нашего вида. Отныне все это в прошлом! Так что для тех, кто желает, сейчас самое время плодиться и размножаться! То есть, проще говоря, нужно серьезно задуматься над своим вкладом в возрождение нашей популяции. Мы должны как можно рациональнее использовать то время, которое у нас появилось, так как нет никакой уверенности в том, сколько времени у нас есть перед тем, как Альянс предпримет попытку восстановить свое господство, в чем нет никакого сомнения.

Женщины ведь тоже воюют… неужели найдется хоть одна, которая добровольно захочет сражаться с животом? Кляйнер с одной стороны прав… а с другой – ведь сразу треть повстанцев-женщин станут не боеспособны… Аликс серьезно слушает речь моего учителя. О чем это я? Они же и вправду верят…

- Тем не менее, - продолжал доктор Кляйнер, словно рассуждая сам с собой, - Раз мы наконец имеем возможность открыто говорить о губительном влиянии Альянса, очень многое нужно придать огласке, и я планирую для этой цели выпустить ряд полезных брошюр в ближайшие дни. Однако сейчас я вынужден ограничиться лишь некоторой важной информацией.

Лета… хочу лета… солнце и море… Нью-Йорк, пляж… коктейль, волейбол и хорошая книжка в тени зонтика… Ну что за мерзкое чувство! Ну почему, за что?! Чувство безысходности, когда хочется заорать, упасть и лежать, зажмурив глаза, подальше от всего этого. Потому что я понимаю – никогда, никогда в моей жизни уже не будет ни Нью-Йорка, ни моря… столько не живут.

- Дестабилизация реактора Цитадели имеет, конечно, и ряд последствий, которые не стали для нас неожиданностью, хотя мы не решались высказывать эту надежду раньше времени. Разрушительный импульс прошел через всю сеть связанных между собой реакторов других цитаделей, и, таким образом, на данный момент можно утверждать, что все порталы Альянса подверглись коллапсу, как и все системы связи, основанные на этой технологии.

Он словно читает речь перед грант-комиссией. Как тогда, когда он уделал доктора Магнуссона. Даже волнуется так же, по нему редко кто это может сказать. Ему явно непривычно в отсутствии пары лысых ученых голов и полного зала.

- Проще говоря, Альянс полностью отрезан. Силы Альянса базирующиеся сейчас на нашей планете отныне изолированы от своего мира. Полностью. Однако, это, скорее всего, лишь временное положение дел. Как мы когда-то сами убедились, к сожалению, даже крошечная брешь в Чёрной Мезе дала нашим врагам лазейку, которую они смогли расширять все больше и больше, проникая во все более огромных количествах.

Зачем он напомнил? Черт, и так все время перед глазами стоит… а ведь я еще не видел того, что навидался тот, кто уничтожил основное существо Расы Х, этого комбиновского отродья. Ведь он породил коллапс и взрыв целой гравитационной системы! Хотя… я и не хотел бы этого видеть. Мне хватает и моих кошмаров. Моя спина болит и так. Она не выдержала бы груз еще больший. Я бы просто там и остался.

- Что до чужеродно модифицированных существ, все еще остается много постчеловеческих единиц, которые будут делать все возможное, чтобы восстановить линии связи с основными силами Альянса на Земле. Тем не менее, у нас сейчас есть больше оснований для надежды, чем за все последнее десятилетие. Мы подпольно разрабатывали некоторые новые технологии, и мы будем делать все возможное, чтобы развернуть их перед тем, как Альянс снова зашевелится.

Я даже не знаю, способен ли я на подвиг. То, что я сделал, то что считают подвигами, это происходило как-то само собой, у меня не было даже выбора… раньше мне казалось, что я сам выбирал свой путь, что я свободен до конца. Ни черта я не свободен. Свободный Человек… А то, что я делал здесь, я просто должен быть сделать. Обязан. А так… подвиг просто, просто так… когда это никому не нужно… не знаю. А будет ли это тогда подвиг?

- Мы продолжаем усердно набирать и подготавливать новое поколение ученых и техников. Ибо то, что Альянс боится больше всего, это не оружие, но наша воля, наш разум, наша способность реагировать точно и рационально на каждый ужас, который они обращают на нас. Мы обращаем все наши надежды на наш человеческий дух, даже зная, как легко он может быть поколеблен. У каждого из есть друзья или члены семьи, раздавленный Альянсом. Наших соседей переработали и очистили от всего человеческого железной военной машиной… А тех, кто сопротивлялся, постигла самая страшная участь.

Может быть, именно это и есть подвиг? Сопротивляться до последнего, зная даже, что тебя переработают в сталкера, зная, что не будет рук, не будет ног, не будет разума, а твое тело будет, как робот, работать за техническими установками твоего врага? Странно… Они не отдались добровольно. Но я бы все же предпочел взорвать себя гранатой, если бы меня совсем прижали к стенке. Лучше умереть человеком, чем иссохшей ходящей. Шипящей и брызгающей слюной куклой.

- Тем не менее, трудно переоценить, насколько важно то, что мы сохраняем нашу человечность даже в такие трудные для нас времена. Только это позволит нам стоять плечом к плечу, когда они неизбежно вернутся... И обрушить на их головы справедливое и беспощадное возмездие. - Кляйнер делает паузу, чтобы передохнуть и отдышаться, - И ... ах, да, если вы пропустили какую-либо часть этого сообщения, оно будет прокручиваться в эфире снова и снова, пока в этом есть смысл. Я прошу прощения за любые неточности или упущения. Как вы понимаете, у нас едва хватило времени для записи, не говоря уже о том, чтобы репетировать…

Он оборачивается куда-то в сторону и на миг наполовину перестает быть виден. Я разминаю руки и взвешиваю в них пистолет. Кляйнер прав. Они вернутся. Но уж я постараюсь, чтобы возмездие наше было действительно беспощадным. Я жестом показываю Аликс, что надо идти. Времени совсем не остается…

- Что, Илай? Да, извини… - он возвращается на монитор, и выпрямляется, но мы уже идем прочь, в ближайший двор, который уцелел, оставляя и его, и Цитадель за спиной, - С вами говорил доктор Айзек Кляйнер, ранее научный сотрудник Черной Мезы, сейчас - просто гражданин Земли, как и все вы. И позвольте мне добавить для всех тех, кто слышит меня сейчас, когда мы наконец выбрались из тени наших оккупантов - добро пожаловать к Свету.

Мы уходим вглубь подворотен, и я вдруг понимаю, что обращение еще не окончено, когда вновь слышу раскатистый голос старого учителя: «Так… ладно, куда я дел тот калькулятор…». Я усмехаюсь. А вы все тот же, доктор. Как и в институте, на лекциях. Наверное, я был единственным, кто не спал в аудитории тогда. Эх, старое доброе время…

Мы идем вперед, и подлетевшие из-за угла сканеры торопливо щелкают нас на свои пленки, облетая со всех сторон. Я машинально поднимаю ствол, но Аликс останавливает меня.

- Не трать патроны, Гордон. Они все равно уже передали информацию о нас. Они это делаю прямо в момент съемки.

Я презрительно плюю себе под ноги и, отогнав сканеры, словно надоедливых мух, иду вперед, в подъезд ближайшего дома. Там вроде должен быть выход на улицу. Он находится довольно быстро. Как все-таки хорошо дышать почти свежим воздухом!

…Тонкий голубой лучик режет воздух, словно скальпель кожу, и пространство нехотя пропускает его через себя. В голубоватом свете кружатся едва заметные глазу пылинки, напоминая броуновское движение молекул, и играют, искрятся этим светом. А может, мне все это только показалось? И только запах озона и вечерний прохладный ветер, который задувает даже сюда, в заброшенную многоэтажку. По углам подъезда намело серый пепел, невесомый и угрюмый. Настроение уже давно не оранжевое, как это было, когда все только начиналось. Теперь оно темно-красное. Как тяжелое облако у вершины изредка громыхающей Цитадели.

Мы с Аликс выходим снова на улицу, стараясь не терять темпа. Она чихает от попавшей ей в нос снежинки пепла, и я серьезно беспокоюсь за ее здоровье. Пепел вполне может быть радиоактивным, вон как разрывался счетчик Гейгера в моем костюме, когда я был у ядра реактора. А при попадании на слизистую… у меня дико болит голова. Она просто раскалывается. Мне бы о себе побеспокоиться, а не об этой несчастной девушек, но я не могу, просто не могу себя заставить. Ломит суставы. Мой счетчик, отбивающий удары в моем мозгу, близок к последней отметке. Той, на которой происходит обнуление.

Я вижу на дороге мертвого хедкраба и, проходя мимо, пинаю его, сгоняя тучу жирных синих мух. Глядя на все это, мне хочется ароматной жареной грудинки… Я так устал. Я несколько дней не спал по-человечески, спокойно и мирно, и не ел сколько-нибудь значимое количество пищи. Я так хочу спать. Нет, мои ноги не подгибаются от усталости, и я не сгибаюсь пополам от голода. Хотя я и не спал уже дикое, невообразимое количество времени. Сомнительные все-таки способы заботы о персонале у моего нового нанимателя, точнее, хозяина. Ведь уже дважды он забирал меня к себе, а возвращался я из этой черной пустоты уже сытым, без следа усталости. Даже раны затянулись, кровоподтеки исчезли. Даже трижды. Неужели все они действительно думают, что молодой ученый, привыкший не с измазанной рожей по кустам с автоматом бегать, а корпеть над научными трудами, может спокойно целыми днями без перерывов носиться, как заведенный, по улицам, изничтожая зло, и при этом еще сохранять способность улыбаться и ободряюще махать ручкой своим последователям? А ведь если бы у меня не было этого уникального, даже по современным меркам, костюма, если без всех этих G-man`овских штучек, лежал бы я давно где-нибудь на помойке, обглоданный и без всяких лямбд, и страйдер даже не заметил бы, как наступил на меня, проходя мимо. Интересно, что сказали бы повстанцы, если бы узнали, что их кумир выживает весьма, скажем так, нечестным способом? У них-то раны и переломы сами собой не заживают, усталость добивает их, а за еду наверняка тоже приходится убивать. Я перестал бы быть таким уж героем. Нарушитель Номер Один? Нет. Мошенник Номер Один. Черт… да и кому все это надо? Все эти бессонные ночи, лямбды, борьба. Мне? Народу? А может быть, G-man`у? И поэтому хочется спать. Не то чтобы я валился с ног. Я соскучился по ощущению, когда можно закрыть глаза, зная, что оружие не обязательно держать рядом.

Я останавливаюсь и поднимаю жестяную банку с надписью «Питьевая вода. Из личных запасов доктора Брина». Удивительно, но она полная, даже не раскупоренная. Я не знаю, кому все это надо. Я знаю лишь, что этим паскудникам я родной мир отдавать не собираюсь. Таким, как Уоллес Брин. Тем, кто говорят слово «человек» не с гордостью, а с презрением.

- Гордон, что-то не так? – Аликс, уйдя на пару метров вперед, возвращается, - Нам нужно торопиться, ты же понимаешь…

Я вздыхаю и откупориваю банку с водой. Усмехаюсь.

- Конечно. Просто… не знаю, как объяснить. Знаешь, как приятно вечером, после работы, повесить халат на спинку стула и улечься с пивом перед ящиком, и смотреть шоу Роби Уильямса?..

Аликс смотрит на меня, мягко и ласково. Ну а что тут еще скажешь? Я подношу банку ко рту.

- Стой, не пей! – поспешно кричит Аликс, и я останавливаю руку, - Забыл что ли? После такой воды провалы в памяти. Забываешь все, что было в последние две-три недели.

Я качаю головой и смотрю на банку. Провалы? Хм… А я и забыл, действительно. Еще на вокзале узнал, тот молодой человек сказал мне об этом более чем красноречиво. А может, выпить? Аликс провозится со мной, словно с маленьким ребенком часа два-три, на себе попытается утащить из города, повстанцы будут переживать это как страшную трагедию. Но зато я забуду. Забуду про то, что случилось в Черной Мезе. Про все, что видел здесь. Последнее что, я буду помнить, это то, как я самозабвенно работал в лаборатории Аномальных материалов, попивая иногда вечерами с Барни пиво в Секторе А… Никаких монстров. Никакого Альянса. Никакой боли… я смотрю на банку, и она уже не кажется грязной и погнутой. Она кажется святым Граалем с живой водой. Лекарство от всего. Конечно, мне потом все расскажут, где я и что произошло со мной. Но это уже будет не то, не то, что пережить это, и помнить все, словно это было вчера. Не слышать звенящие в ушах голоса тех, кто погиб. Может, действительно стоит выпить?.. и хоть разок поспать спокойно, крепко…

Неведомая сила с грохотом вырывает банку из моей руки, и мое лицо обдает брызгами. Я жмурюсь, и открываю глаза. От банки остались лишь бесформенные лоскутки жести на земле. Все случилось за долю секунды. И когда я поворачиваю голову на звук выстрела, меня слепит резкий, яркий голубой свет. И лучик уходит чуть выше, на лоб. Значит, не показалось…

- Гордон! – Аликс, рефлекторно направляя оружие туда, откуда стреляли, замирает, и ее взгляд мечется между мной, с точкой лазерного целеуказателя на лбу, и черного окна, откуда исходит луч.

- Внимание, нарушители режима! – оттуда, не дав нам и трех секунд, вдруг раздается раскатистый модулированный голос, - Отбросьте оружие, которое у вас имеется, далеко от себя! Лечь лицом вниз, руки за голову, ноги согнуть в коленях и сложить крест-накрест.

Попали… так, сюда.. нет, там тупик… рывком за мусорный бак, и… не успеть… гранат нет… да и не добросить… черт… попали…

Аликс косится на меня.

- Гордон, - шепчет она, глядя, как я медленно опускаю пистолет, - На счет три, прыгай за бак, я прикрою…

- Не говори ерунды, - не шевеля губами, говорю я, и лучик опускается между глаз по носу и губам к шее, - Мне не успеть. А даже если успеть, ты у них как на ладони…

- Аликс Вэнс! – раскатистый голос звучит очень жестко, но словно какой-то странный тембр, - Бросайте оружие, или на счет два пуля оторвет голову этому человеку. Раз!

Аликс резко отбрасывает свой пистолет-пулемет, зло и скрипнув зубами, с ненавистью глядя в окно. Прицел переходит на ее шею.

- Ублюдок, тот же алгоритм!

Я усмехаюсь и откидываю пистолет. Поднимаю руки.

- Раз!

Я сплевываю на асфальт, заваленный мусором, и об него тяжело ударяется гравипушка.

Точка целеуказателя остается на шее Аликс. Я смотрю ей в глаза. Ее взгляд пуст. Глупо как-то это все…

- Лечь, оба!

Мы ложимся, хотя мне в своем костюме довольно трудно выполнить ногами изыски, затребованные комбинами черт знает зачем. Может, они считают, что так труднее встать? Не особо… Лучик гуляет по нам, и мы слышим, как что-то тяжелое с бряцаньем шлепается о землю. Шаги.

- Кажется, попались, - Аликс улыбается виновато, словно это была ее оплошность.

- Не бойся, - я тоже улыбаюсь, но спокойно, иронично, - Хотели бы убить, уже бы снесли нам головы. Мы слишком им нужны. А раз будет разговор, будет и шанс…

- Заткнулись, твари! – гавкает над нами резкий голос, пропущенный через модулятор респиратора, как у всех солдат Альянса, - Ну вот вам и конец…

Его смех я слышу сквозь вспышку боли в шее, которая волной начинает накрывать все внутри. Последнее, что я вижу, перед тем, как проваливаюсь в забытье, это то, как рука солдата подносит к шее Аликс миниатюрный инъектор с желтой жидкостью…



xxx: Почти век стремились к глобальной идее - жизнь без использования денег; от каждого по возможностям - каждому по потребностям и так далее.
xxx: И вот наконец свершилось, построили...
xxx: Нет, не комунизм конечно, Torrent
 
BinoclДата: Понедельник, 03.10.2011, 02:03:56 | Сообщение # 3
Офицер элитных подразделений Альфа-78 BIN-OCL
Группа: Советник особого статуса
Сообщений: 1211
Награды: 12
Репутация: 546
Замечания: 0%
Статус: Offline
…На них словно лежало какое-то проклятье. На задумку с поездом они потратили целых сорок минут, а в результате не получили абсолютно ничего. Секретный груз оказался набором капсул с живыми сталкерами. Пока отрядных женщин приводили в чувство, ни у кого так и не поднялась рука прикончить несчастных созданий в капсулах. Шульц, выматерившись в голос, плюнул на разбившуюся при аварии приборную панель. Терминал был обесточен и уничтожен. Тот, кто подложил бомбу на рельсы, поработал на славу. Поставить поезд на рельсы не было никакой возможности – локомотив отбросила метров на пять от путей. Пара стаканов к AR2, табельному автомату солдат Альянса, три аннигиляционные сферы – вот и все трофеи после захвата поезда. Пришлось изменить курс в сторону вокзалов, что означало еще большую потерю времени…

От отряда осталось лишь каких-то девять человек. Не везло буквально во всем – еда закончилась час назад, а в таком хаосе ее раздобыть абсолютно невозможно. Да и времени уже давно не было на еду. Заканчивались даже патроны, а найти новые тоже оказалось не так-то просто: на пустых, разрушенных улицах все чаще попадались штурмовики и страйдеры, а солдаты все реже. Муравьиных львов тоже хватало. Триггер покачал головой, вспомнив последнюю встречу с ними. Она далась им очень нелегко. Эти неуемные твари лезли прямо из проломов в астфальте, и к тому же дико воняли. Никто, живя столько времени в этом городе, даже и не мог себе раньше представить, что под их улицами огромные бесчисленные пещеры колонии этих гигантских насекомых. Отбивались всем, что было под рукой. Если бы не какое-то заброшенное кафе, в котором укрылся отряд… когда двери заперли и забаррикадировали, не досчитались Лемке и Клэр… снаружи уже даже никаких криков не было слышно. Лишь мощное царапанье по доскам, которыми заколочены витрины, удары и легкий, разъедающий глаза дымок – видимо, твари пытались пустить в ход какую-то кислоту, чтобы прогрызть доски. Двадцать минут, показавшиеся вечностью – и вот все тихо. И, если бы не Джеф и Шульц, все еще долго просидели бы без движения. А когда вышли – кроме нескольких лоскутов одежды и пожеванного автомата ничего от Клэр и Лемке не нашли… Хун тихо плакал на ходу, но тут никто, уже лет двадцать, не удивляется слезам, даже мужским.

Триггер старался, как всегда, держаться поближе к своим друзьям, Шульцу и Линде, от которой он вообще старался не отходить ни на шаг без причины, особенно после того, что случилось с Клэр. В мгновенья, когда надо было затаиться – спрятаться от страйдера, или пропустить мимо ядовитого зомби, Линда всегда прижималась к Триггеру, дрожа, как напуганная мышка. Только в такие моменты он забывал обо всем…

Но сейчас забыть получалось все реже. Время уходило. Цитадель уже с минуты на минуту должна была рвануть. И поэтому, когда они остановились у входа в очередной заброшенный панельный дом, и Шульц распорядился без разведки дальше не двигаться, его решение было принято с гулом страха и недовольства.

- Шульц, да сколько можно-то? – яростным шепотом возмутился Баггз, - Ты трясешься за нашу безопасность, а сам хоть понимаешь, что Цитадель сейчас рванет?!

- Понимаю, - Шульц после кончины Келли уже научился держать удар и быть непоколебимым, - А я вот тут был до восстания и помню, что тут на втором этаже располагался один из опорных пунктов Гражданской Обороны. Мы можем пройти и по первому этажу, мимо. Но а вдруг там все еще есть аппаратура и оружие?

- А почему просто не вломиться туда толпой и не покрошить всех к чертям собачьим? – достал папиросу Кирпич.

- Если устроим мясорубку, можем повредить пулями ценные терминалы, - справедливо возразил Джеф, - А нам связь сейчас нужна как никогда.

- Короче, давайте решать, - отрезал Хун, - Кто…

- Я пойду, - резко поднялся Триггер, - Все равно последние разы и так я всегда на разведку хожу.

- О`кей, давай, Пол, - кивнул Шульц, - Я знал, на тебя можно положиться. Если ничего не найдешь, больше задерживаться не будем.

- И вообще, - нервно повысил голос Триггер, дозаряжая старое помповое ружье, - Переквалифицируй меня официально из медика в разведчика, у меня это лучше получается.

- Можно в принципе, - вопросительно посмотрел на командира отряда Джеф, - У нас Линда может быть медсестрой, все-таки опыт есть…

- Хорошо, - кивнул Шульц, - Позже обсудим. Давай, Пол, осторожнее там. Если через пять минут не возвращаешься, мы штурмуем здание.

Триггер посмотрел на Линду и, кивнув, юркнул в подъезд. Конечно, было страшно. Конечно, в разведку ходить было намного страшнее, чем бинтовать раненых… Триггер распихал в стороны трупы сгоревших быстрых хедкрабов и, осторожно и бесшумно обогнув влетевшую в окна ракету с раскрытым хвостом, начал подниматься вверх по лестнице. Камешки под ногами предательски скрипели. Но он знал, что только с такой опасной «должностью», как разведчик, он сможет спокойнее держать связь. И, словно в ответ его мыслям, из коридора на втором этаже послышался тихие голоса, пропущенные через модуляторы.

- Не больно они и круты.

- Да просто все забыли что они всего лишь человечишки. Они-то устают быстро, за день-два, не то что мы.

Триггер, нервно сглотнув, утер пот со лба, прислонил ружье к стене и, расставив руки чуть в стороны, начал медленно входить на этаж.

- Не стреляйте! – тихо, но четко произнес он, и голос его дрогнул.

Ведь убьют… и даже не станут слушать… Боже, за что все это…

Из одной из квартир послышался шорох, шаги. Ствол автомата медленно толкнул дверь, обитую подранным дермантином. Светящиеся «глаза» респиратора.

- Я один, и без оружия! – срывающимся голосом проговорил Триггер, - Не стреляйте, прошу вас, я свой!

Солдат, опешив от такой наглости, даже вышел на лестничную площадку. Вслед за ним показался еще один.

- Проверь, - коротко приказал второй, и первый солдат, больно пихнув Триггера, зашел ему за спину и обвез взором всю лестничную клетку и видневшуюся часть первого этажа.

После чего, пробежавшись руками по самому Триггеру, с силой пнул его в сторону квартиры.

- Внутрь, живо!

Триггер, трясясь, снова утер ливший ручьем пот и прошмыгнул в квартиру, тут же оказавшись в коридоре, под прицелом у второго солдата.

- Я… я свой, - залепетал Триггер, оглядывая все вокруг бегло и нервно, - Мне нужно связаться с вашим командованием…

- Нет, ты это слышал? – начиная хохотать, один из солдат ткнул в Пола пальцем, - Этой твари нужно связаться с командованием! Ха-ха-ха!

- Какой ты нам свой, - угрожающе подступил к Триггеру второй солдат, - Ты, жалкий преступник…

- В вашей системе мой позывной «Гражданин»! - быстро выпалил Триггер, - Номер G576US… я верный сторонник комбинов… то есть, наших Покро… ну, Альянса...

- Чего?! – солдат шагнул к нему, и в его интонации читалось такое возмущение, что Триггер невольно попятился.

- Стоять, - вдруг раздался властный приказ, непонятно к кому обращенный, но остановились оба.

На пороге одной из комнат показалась та… то, о каких Триггер только слышал, но никогда раньше не видел своими глазами. У него перехватило дыхание. Изящные, длинные ноги, тонкие руки, элегантный изгиб бедер, талия с железным прессом, заметно выделяющаяся грудь. Она была в обтягивающем спец-комбинезоне, цельном, облегающем, с какой-то тонкой, не громоздкой аппаратурой в районе боков и поясницы. Все снежно-белое, вплоть до мелочей. Позади тонких белых сапог на мягкой подошве – приспособления для смягчения падений и прыжков. Единственное, что выдавало в этой, без сомнения, девушке, представителя Элитных войск Альянса, это стандартный для Элитных белый шлем со встроенным респиратором и матово-красным окуляром на пол-лица. Опиралась она, на громоздкого вида странную снайперскую винтовку чуть ли не с нее саму величиной.

«Так вот она какая, - пораженно подумал Триггер, - Бесшумная элитная убийца… не врал народ значит?..». Он не знал, много ли в личности этой девушки осталось женского, но то что это девушка, было несомненно видно, и по фигуре, и по движениям, и даже по голосу.

- Мне известен такой позывной, - голос ее звучал тихо, спокойно, но одновременно и с леденящей жесткостью, - Если он конечно его где-то не подслушал, и теперь не пытается выдать себя за нашего агента.

Она, отставив винтовку, шагнула к нему – солдаты расступились, уступая ей путь. Триггер почувствовал, как внутри что-то сжалось. Как хорошо, что не видно ее глаз…

- Успокойся, - убийца взяла его за руку, - Тебя никто не тронет. Скажи, где ты подслушал номер, который ты только что назвал?

Триггер смотрел в свое отражение на красном иллюминаторе ее шлема. Выгибаясь, его лицо казалось там смешным, пучеглазым. Ему вспомнились мультики, которые он еще застал, в далеком, такой забытом детстве…

- Я не подслушал, - едва слышно сказал он, - Я правда агент Гражданин… это мой номер, и…

- Он не врет, - резко отстранилась от его лица Элитная, убирая пальцы с его запястья.

Солдаты переглянулись, но видно было, что немного расслабили плечи. Элитная изящно и абсолютно бесшумно прошагала в комнату, из которой появилась, бросив на ходу:

- Разберитесь пока. Нужно сообщить командованию о нашем улове.

Триггер проследил взглядом туда, куда повернулась голова одного из солдат. И по его спине пробежал мороз. У него перехватило дыхание. В соседней комнате на полу лежали двое. Даже от одного вида бессознательного великого Гордона Фримана он невольно выпрямился. Рядом с ним лежала девушка… смуглая, странно одетая… Неужели это та самая Аликс Вэнс, дочь Илая Вэнса, главы Сопротивления? Но как? Как им только удалось схватить их… Теперь все… хотя…

- Подождите! – Триггер кинулся вслед за скрывшейся убийцей, и солдаты схватили его за шиворот, не давая пройти дальше, - Умоляю вас, сообщие своим что я тут, что мне нужно выйти на связь! У меня возникла ситуация… прошу вас!

- Заткните его, - не оборачиваясь, сказала Элитная, набирая код на терминале.

Один из солдат, усмехнувшись, огрел Триггера прикладом по груди, и тот полетел прямо к валявшимся на полу Доктору Фриману и Аликс. Он, сдержав слезы, навернувшиеся от боли, с отчаяньем посмотрел на солдата. Тот выразительно качнул автоматом. И вдруг тот, кого называли Свободным человеком, слабо застонал и шевельнулся. Пол отпрыгнул в сторону. Руки обоих бессознательных пленников были туго связаны за спинами мотками проволоки.

- Вы осторожнее, он сейчас проснется… - пробормотал Триггер.

- Не проснется, - солдат сказал это с такой уверенностью, что Пол сразу ему поверил, - А теперь говори, откуда ты здесь? Ты один?

- Нет, - Триггер поморщился от боли в груди, - Этажом ниже с другой стороны дома – отряд повстанцев.

- Сколько человек? – подступил второй солдат.

- Восемь, не считая меня, - Триггер покосился на затихшего Доктора Фримана, - Я пошел как бы на разведку… если через пару минут не вернусь, они будут здесь…

- Эй, Гражданин! – послушался из соседней комнаты вдруг голос Элитной, - Тут с тобой поговорить хотят…

Триггер удивленно поднялся, и солдаты пропустили его в комнату, где было оборудовано что-то похожее на убежище снайпера. Элитная шагнула в сторону от терминала, подпуская Триггера к микрофону, незаметно показав солдатам на него и проведя большим пальцем вдоль шеи. Солдаты усмехнулись и с интересом стали наблюдать.

- Номер G576US на связи, - робко пролепетал Триггер, - Позывной «Гражданин». Прием.

- База на связи! – резко отозвался динамик так, что Триггер аж подпрыгнул, - Какого черта ты творишь?! Учти, ты и так уже ходишь по краю! Ты провалил задание!

- Но я… - опешил Триггер, - Подождите, ту какая-то ошибка… стойте, я же не знал… я не виноват! Пожалуйста!

- Твое задание было вести Нарушителя Номер Один, втереться ему в доверие и ждать дальнейших инструкций! А Гордон Фриман, оказывается, уже давно в плену у одной из наших лучших убийц!

- Но подождите, я же не знал, - нервно выдохнул Триггер, - Я честно пытался выполнить задание… Я слышал, что Фриман идет к вокзалам, и настоял, чтобы мой отряд тоже шел через них…

- Заткнись! Тебе было дано задание, и ты его не выполнил. А теперь Гордон Фриман и Аликс Вэнс у нас. Ты нам больше не нужен.

Последняя фраза ударила Триггера, словно молот.

- Нет, нет, нет, подождите! – почти закричал он, - Но я же… я же не предавал… я же верой и правдой… Я… я могу еще быть полезен! Я обещаю, я…

- Хватит! Значит, слушай внимательно. Ты бесперспективное дерьмо, ничтожество! Ты облажался, но Альянс великодушен, и снова дает тебе надежду.

Триггер чуть не осел на пол после этих слов…

- Продвигайся дальше со своим отрядом к вокзалам. Как только прибудешь туда, повторяю – сразу, как только прибудешь туда, ты должен связаться с нами. Частота H56,21, позывные те же. И помни, тварь, это – твой самый-самый последний шанс. Снова облажаешься – пеняй на себя… Конец связи.

Триггер еще секунд десять сидел неподвижно перед рацией, пока Элитная не подняла его, резко подцепив под мышками.

- Так, а теперь вали отсюда, - быстро и тихо сказала она.

Триггер на автомате вышел из комнаты, и его взгялд снова упал на лежащих без чувств Аликс и Фримана. Ничтожество, значит, да?.. ну… Он медленно направился к выходу, когда его остановила рука солдата, упавшая ему на плечо.

- Значит так, - прорычал респиратор, - Сейчас ты идешь вниз и говоришь своим недомеркам, что тут все чисто. Вы проходите по первому этажу дальше, и мы вас не трогаем. Понял?

И он довольно грубо ткнул Триггера пальцем в лоб.

- Понял…

- Вот молодец.

Триггер на ватных ногах вышел из квартиры и поднял трясущимися руками свое помповое ружье. Бесперспективное дерьмо, значит? Ну-ну… Он едва заметно усмехнулся. «Это мы еще посмотрим …». И он быстро сбежал по ступенькам вниз. Когда он вышел из подъезда, его буквально пригвоздили взглядами к стене.

- Ну что?! – Шульц набросился на него, - Тебя чего так долго не было?! Семь минут! Мы уже план строили, как взрывать будем!

- Расслабьтесь, парни, - Триггер сполз по стене вниз и уселся на камень, - Я в порядке.

- Ну?

- Ты был прав, там у них штаб, - Триггер сплюнул, - Снайпер, два солдата, пара терминалов, что-то вроде рации… контейнеры.

Ракетометчик Хьюго присвистнул.

- Всего пара солдат и снайпер? – удивился Джеф, - И столько добра?

- Снайперша, - выразительно посмотрел на него Триггер, - Элитная убийца, слышали о таких?

- Чего?

Все замолчали. Слышать-то все слышали. А кое-кто даже видел…

- Ну тогда все ясно… - выплюнул окурок Кирпич, - Не будь нас девятеро, а, скажем, четыре-пять, хана нам. Против их стелса особо не повоюешь…

- Может, ну их? – поморщился Джеф, - Зачем нам такие проблемы? Мало ли…

- Вы еще главного не знаете, - встал Триггер, - Там у них связанные лежат Гордон Фриман и Аликс Вэнс.

Вот такой новости уж точно никто не ожидал.

- Да хорош заливать, - протянул Боб, но на него тут же цыкнули.

- Ну дела, - пробормотал Шульц, - Не зря, значит, мы сюда зашли… Ну что ж… Какая, говоришь, у них там диспозиция?..

…Первое, что я слышу, это размазанные, вялые вскрики, похожие на рев… словно я под водой… в глазах муть… меня топят? Гром… раскаты снова и снова. Зловещее вытье совсем рядом… где я?

Я словно ребенок, поднятый с утра возгласом «Пора в школу!». Как не хочется… ведь это было почти как настоящий сон… ни снов… ни боли… даже шея не болит. Точно, ведь в нее мне что-то вкололи? Не болит! Но как же не хочется просыпаться…

- Аааа… - стон более отчетлив, и уже не похож на вытье из-под воды, - Гордон…

Нет, это не гром… выстрелы?

- Осторожнее, парни!

Хлесткий выстрел, стон…

- Боб, чтоб тебя!

- Нормально… - снова стон.

- Уходит!

- Черт, да где же она?!

- Вон, вон она!

Снова автоматная очередь… Черт, ну где же мои очки?! Не вижу!

- Кирпич, твою мать! Ну куда ты полез?! Ушла… теперь ее днем с огнем не сыщешь!

- А я что, я ничего, - голос словно пожимает незримыми плечами, - Да ну и хрен с ней!

- Ага, а высунешься в окно, она тебе шею свернет, никто и не заметит!

- Так, всем держаться подальше от окон!

Громкие шаги. На фоне света мечутся какие-то тени.

- Гордон… ты жив? – это уже Аликс.

- Жив, - киваю я, - Что происходит? Я не вижу ни черта!

Дьявол, как же болят запястья! Чем это их так скрутили? Проволока, похоже… ущемления нерва мне только не хватало. А Аликс?

- Наши! – в ее голосе слышится усталая, но живая радость, - Наши, Гордон! Похоже, повезло!

- Ты-то в порядке? – и я удивляюсь той неподдельной тревоге, которая сквозит в моем голосе.

Похоже, ее замечает и Аликс.

- В полном, все хорошо.

- Доктор Фриман!

Кто-то приближается ко мне, садится. Входят еще несколько человек. Действительно человек. Неужели спасены? В запястьях боль, кто-то раскручивает проволоку.

- Док, все в порядке, мы поможем!

- Аликс не забудьте, - я все еще не могу поверить… совпадение? Или снова мой вездесущий deus ex machina?

- Где, где он? Покажите! – слышится слабый возглас откуда-то из другой комнаты.

- Боб, да сиди ты! – вторит ему женский голос, - Дай тебя нормально перевязать, еще успеешь насмотреться.

Мои руки снова свободны, и я, опираясь о стену, поднимаюсь на ноги. Могло быть и хуже… даже не били, удивительно! Кто-то подает мне очки, и я снова вижу. В комнате собралась целая толпа. На меня уставились шесть или семь потрепанных лиц. На рукавах – не менее потрепанная лямбда…

- Ну почему именно лямбда, господи… - бормочу я, кажется, вслух.

Аликс сначала кидается ко мне, оглядывает. Я осматриваю ее с не меньшей тревогой. Слава богу, тоже невредима… как камень с души.

- Док, все хорошо, вы спасены! – голос мне явно знаком. Да и лицо…

- Триггер?

Повстанец самодовольно оглядывает остальных – мол, во, видали, он меня знает. Остальные с такими комичным удивлением выпучивают на него глаза, я что не удерживаюсь от смешка.

- А вы как думали? – Триггер широко улыбается, - Всегда рядом, чтобы помочь!

- Герой, - усмехается кто-то.

- Вы… вы даже представить не можете, как мы вам благодарны! – Аликс жмет руки паре повстанцев, и я невольно повторяю ее жест, - Еще бы чуть-чуть, и…

- Как вы, мисс Вэнс? – спрашивает другой повстанец, лицо которого мне тоже знакомо…

- Спасибо, отлично, - улыбается она, - Как вы нас нашли?

- Да просто мимо пробегали, - сказал смутно знакомый мне повстанец, - Я веду свой отряд к вокзалу, смываться надо.

Точно, вспомнил! Триггер показывал мне его на площади, это командир его отряда, Шульц, кажется.

- Шульц, кажется? – автоматически говорю я вслух.

- О, доктор Фриман, вы и меня знаете? – в глазах командира удивление смешивается с подозрительностью.

- Мне Триггер показывал вас на площади, когда… когда вы толпой казнили начальника ГО.

Зря я это сказал. Надо было как-то помягче. И что мне помешало не заикаться об этом? Молчание грозит затянуться, и кто-то спасает положение:

- Как вы, док?

- Нормально. Но как же отвратительно было проснуться…

Черт, да что это?!

- Э… - после недолгого молчания сказал Триггер, - Вы сможете продолжать путь? Времени уже совсем нет ведь…

- Да, да, конечно, - я разминаю руки и поднимаю свое оружие, сваленное в кучу в углу, - Аликс, возьми свой пистолет…

Аликс кивает.

- Да, нам и вправду нужно бежать, удивительно что взрыва вообще еще не было… - она вдруг запинается, - А где это мы?

- Да в доме каком-то – пожимает плечами появившаяся девушка, ведущая под руку свежеперевязанного парня, у которого из плеча сочится кровь.

Я выглядываю за окно – да, далеко нас не унесли.

- А солдаты? – спрашиваю я, хотя понимаю, что это глупый вопрос.

- Убиты, - мрачно поясняет один из повстанцев, - Только снайперша сбежала, но ее ловить бессмысленно.

- Снайперша?

- Да, - кивает Шульц, - Редкое явление – женщины среди Элиты, но бывает, встречается.

- Большое спасибо вам, - Аликс тоже разминает руки.

- И женщины туда же… - что это я такой разговорчивый? – Меня повязала женщина… позор.

- Эти бестии десятерых солдат стоят, - косится на меня раненый повстанец, - Когда маскировку включает, ее не видно почти.

- Комбиновские штучки, - усмехается молодой худющий повстанец.

- Так, раз все в порядке, надо двигаться, - решительно говорит Шульц, - Поболтаем по дороге. Давайте спускаться. Док, мисс Вэнс, давайте с нами, вместе больше шансов, не так ли?

- Конечно… - Аликс хочет что-то спросить, но я ее прерываю.

- Думаете, нас снова схватят?

И снова все смотрят на меня.

- Док, вы против того, чтобы идти вместе? Так и вам спокойнее, и мы будем чувствовать себя увереннее. Ведь с вами куда безопаснее, правда?

- Вообще-то нет, - мой язык бежит вперед моих мыслей, - Все, кто более-менее долго шел со мной, умирали.

Теперь уже и Аликс косится на меня как-то странно. Я бы и сам покосился на себя, да боюсь заработать косоглазие.

- Погодите, я, кажется, понял, - прищуривается Шульц, - Док, как тема вашей диссертации?

- Какое это имеет… - я морщусь, но губы сами собой говорят, - «Наблюдения парадокса переплетения Энштейна-Подольского-Розена на супраквантовых структурах индукции через нелинейный трансуранный кристалл под сверхдлинной волной импульса из запирающегося источника массива».

Теперь сказать, что на меня все просто таращатся, это ничего не сказать.

- Ну все понятно, - усмехается Шульц, - Вам, друзья, подфартило. Похоже, они в вас вкололи «Бабий язык».

- Что? – сдвигает брови Алекс.

- Это так у нас называется одна из их сывороток правды, - поясняет Шульц, - ГО-шники на допросах использовали, как самую гуманную. После инъекции человек говорит только правду, иногда даже без встречных вопросов. Его просто несет, как говорится.

Мда… приплыли. Гуманность и Альянс – понятия диаметрально противоположные… Так вот почему я так болтаю… И в Аликс тоже эта дрянь? Да, сам видел, как вкололи… Час от часу не легче…

- Новость просто убойная, - морщусь я под несколькими парами заинтересованных глаз и нервно тру место укола, - Ладно, друзья… не будем терять времени.

Действительно, хватит разговоров. Черт знает, что еще я могу ляпнуть им… а они ведь спасли меня… хорошие ребята. Но сейчас уж лучше действовать, чем говорить. Проверив пистолет, я вежливо протискиваюсь к выходу. Помедлив секунду, Аликс идет за мной. Вслед за нами, словно загипнотизированная, спускается вниз, на улицу, вся стайка повстанцев.

Мы идем осторожно, но быстро. Шульц попутно представляет мне каждого члена отряда. Привет, Баггз, привет Хун… Линда? Очень приятно, очень. Он, видимо, хорошо натаскал своих ребят, а может, это жизнь их так натаскала – они идут, грамотно рассредоточившись, внимательно изучая все, даже крыши. И, тем не менее, каждый просто ест глазами меня и Алекс. Она, сильно смущаясь от избытка внимания, жмется поближе ко мне, иногда из вежливости кивая и улыбаясь косящимся на нас повстанцам. Имеющаяся среди них девушка, кажется, глазами скоро протрет дыру на моем костюме. Кстати, заряд давно закончился…

- Слушай, Шульц, - я слышу как Триггер тихо говорит командиру, - А ты что, знаешь тему диссертации Фримана?

- Нет, конечно, ты что? – усмехается Шульц, - Я ее впервые слышу. Просто так быстро такую белиберду не сымпровизировать…

Я нагоняю Шульца, вежливо отстраняя Триггера, который буквально вьется вокруг нас. Как-то мне нехорошо… неуютно. Командир отряда возвращает Аликс ее драгоценную флэшку с данными из Цитадели. Говорит, что нашел возле терминала. Ну, теперь точно можно успокоиться. Ну, почти.

- Слушай, друг, - тихо говорю я командиру отряда, нервно потирая место укола, - А сколько эта дрянь будет действовать?

- Ну, в зависимости от сопротивляемости организма, - пожимает плечами Шульц, - Часа два, плюс-минус полчаса.

- Дерьмо полное… - морщусь я. Так, надо отучаться ругаться. Даже под этой гадостью. А то скоро и сам забуду, что я все-таки не солдафон, а ученый, - Спасибо вам еще раз за то, что спасли. Я в долгу не останусь.

- Не за что, Док! – улыбается подскочивший Триггер, - Разве мы могли поступить иначе?

- Он прав, - кивает идущий рядом бородатый повстанец по имени Джеф, - Для нас это большая честь.

Я вдруг понимаю, почему мне неуютно. И как назло, понимаю, что терпеть больше не в силах. Боже, похоже, сегодня мне выпала участь опозориться по полной программе…

- Что с вами? – настораживается Шульц, видя, что я остановился.

Как по команде, останавливаются все. Не отвечай, не отвечай!

- В туалет хочу, - сдавленно говорю я, и буквально физически чувствую, как покраснел.

Кто-то прыснул со смеху, и его тут же ткнули в бок. Аликс смотрит на меня с нескрываемым интересом. Боже, стыд какой… Ну почему никто не задает вопросы ей?!

- Этого еще не хватало, - бормочет Триггер.

- Вы идите… - говорю я и чувствую, что готов провалиться сквозь землю, - Я вас догоню через минуту…

- Хи, - тихонько смеется худющий повстанец Кирпич, - Док, а скажите, наша Линда вам нравится как женщина?

- Д-да, определенно, - Аликс косится на меня, и удивление ее уже совсем не доброе. Линда краснеет, и Триггер вместе с ней. Ну это уже слишком! – Так, может, вы дадите мне спокойно помочиться?!

- Кирпич! - Шульц подносит повстанцу кулак под самый нос, - Еще один такой номер, и получишь! Догоняйте, док.

И он отводит своих вместе с Аликс вперед…



xxx: Почти век стремились к глобальной идее - жизнь без использования денег; от каждого по возможностям - каждому по потребностям и так далее.
xxx: И вот наконец свершилось, построили...
xxx: Нет, не комунизм конечно, Torrent
 
BinoclДата: Понедельник, 03.10.2011, 02:04:53 | Сообщение # 4
Офицер элитных подразделений Альфа-78 BIN-OCL
Группа: Советник особого статуса
Сообщений: 1211
Награды: 12
Репутация: 546
Замечания: 0%
Статус: Offline
…Огромное, похожее на гигантский эмбрион, существо левитировало в не менее огромной зале. По выражению его лица невозможно было понять, в каком оно настроении. Да и лицом-то это трудно было назвать. Сплющенные уродливые кожистые складки, мелкий черный злой рот и огромные сухие провалы вместо глаз. Вокруг существа, как планеты вокруг солнца, медленно кружат в воздухе островки земли, холодные, но, если присмотреться, чуть мягкие, живые, хоть и кажутся на первый взгляд почти камнями. Вот уже двадцать минут по земному времяисчислению существо висело в пространстве неподвижно, и невозможно было понять, спит оно, или бодрствует. И только живот его иногда слегка вздымался при почти неслышном, как шепот, дыхании.

Но вот существо встрепенулось и, легко подняв перед собой свои огромные, костистые трехпалые руки, воздало их вверх. Третья рука, свисающая с груди, вдруг напряглась и сжала трехпалый кулак. Огромная голова существа словно зашевелилась изнутри, и начала мерно светиться оранжевым светом. Она медленно начала раскрываться, словно цветок, обнажая вросший намертво в череп огромный желтый кристалл. Вокруг головы тотчас материализовалось несколько искрящихся шаров, которые начали кружить вокруг кристалла. Три больших оранжевых кристалла, вставленных в стены зала у самого его потолка, тоже засветились. Существо издало низкий звук и, изящным движением сомкнуло ладони перед своим лицом. Медленно развело их – между ними возникло искрящееся всеми цветами, но все равно зеленое, яркое облако в виде шара. Существо медленным движением отправило его на один из островков суши, летающих вокруг, и его голова начала закрываться. Треск молний – и из шара на островок ступили два вортигонта. Их красные огромные глаза смотрели на существо с уважением и страхом. В их головах многократным эхом тяжело отозвалась речь существа. Это были даже не слова. Их сознание было открыто, и при общении через вортальные нити они слышали не речь. А сам смысл слов, их значение.

- Люди, пришедшие в мир наш, зашли слишком далеко. С миром, заключенным во второй раз, теперь навсегда покончено, и сотни наших братьев уже там, в чужом мире, готовят для нас лучшее пристанище от комбинов. Но один из людей, которому мы верили, и который помог нам найти новый дом, подло и вероломно обманул нас. Он взял то, что принадлежит нам по праву, обещая вернуть, но не вернул. Он поступил как и все люди, бывшие в нашем мире прежде. Бесчестные, жестокие воры… и поэтому на вас, как на одних из лучших, мы возлагаем эту воистину великую задачу. Найдите в логове людей большой кристалл, подобный тем, что над нами. Найдите, и дайте нам знать, и мы заберем вас вместе с этой святыней, даровавшей нам свободу. Все наши братья смотрят на вас. Не подведите нас, братья.

Вортигонты тихо склонили головы в священном смирении.

- Мы все сделаем, великий Нихилант. Да свершится воля мудрейшего.

И они приготовились. На них летел искрящийся зеленый шар портала. Окно в неведомый, страшный и непонятный мир жестоких, бесчестных существ, которые называют себя «люди»…

…Мы продираемся, не идем, а именно продираемся через улицы. Словно расческа, направленная против роста волос самого запущенного бомжа. Наверное, так себя чувствуют все с того момента, как начались уличные бои. И так же, как на расческе после этого остаются волосы, перхоть и отслоившаяся кожа, так же и на всех нас остается что-то. Волосы – раны с налипшими на них грязными бинтами. Перхоть – пятна крови, красной – крови солдат, желтой – крови хедкрабов, почти зеленой – крови муравьиных львов. И, словно отслоившаяся кожа – мысли, эмоции, налипающие прочно, от которых трудно, почти невозможно избавиться. Надежда. Страх. Раж. Только комбинации их меняются, не более. Я теперь понимаю, как все они до сих пор не свихнулись. Тогда, в Рэвенхольме, я думал, что сойду с ума раньше, чем наступит рассвет. Но теперь я понял. Постоянная смена декораций. Вот что не дает уму топтаться на одном месте. Сила в движении, банально, правда? Словно говоришь своему подступающему безумию: «Погоди, позже, тут еще одна каверзная ситуация». Интересно, почему же некоторые получают что-то похожее на удовольствие от всего этого? Барни… он уже и забыл, наверное, как жить без войны. Главное, чтобы он только не забыл себя. А ведь они все росли в этом дерьме, и даже не помнят другой жизни. Даже если бы хотели вспомнить, не смогли бы, они просто ее не видели. Аликс почти с пеленок росла уже в таком мире… бедная… Каково это? Не смотреть по телевизору детские передачи, не играть во дворе с другими детьми, не пойти в школу, не погулять на вечеринке у подруги, не ездить на пикник на речку?.. Как ей удается оставаться девушкой, такой искренней и живой? Мы-то с Барни – понятное дело, мы хотя бы видели, за что мы воюем. А она? Да я бы на ее месте уже был бы кем-то вроде Отца Григория, только разве что утратил бы веру начисто…

Пока мы идем, повстанцы, прячась за уступами стен, мусорными баками и редкими скрюченными деревцами, уворачиваются от пуль, решетят пулями все, что не похоже на человека тут, и меня поражает их спокойствие. Наверное, все нервные срывы и истерики далеко в прошлом. Остались лет пятнадцать назад, когда сцены избиения ГО-шниками народа были обычным видом из окна поутру, когда хедкрабов гоняли по углам, словно обычных надоедливых крыс, когда кого-то из знакомых угнали в Нова Проспект или Цитадель и сделали сталкером.

- Эй, Баггз! – орет Хьюго, пытаясь перекричать остервенело стреляющего Шульца, - Я тут недавно книжку одну нашел на чердаке. Пока на вахте стоял, почитывал.

Шульц даже прекращает стрелять на секунду, недобро косясь на Хьюго, и я усмехаюсь. Сейчас не до разбирательств, и уж тем более не до взысканий. Вот выберемся, тогда… Я перехватываю найденный и презентованный мне дробовик и даю залп по подскочившему муравьиному льву. Звук такой, словно наступил в кучу опарышей – еще немного перхоти, застрявшей в нашей расческе.

- Ну и что? – Баггз косится на приятеля, как на идиота, - Нашел чем заниматься. Книжки только настроение портят… умный, да?

Неужели кто-то из них даже не умеет читать? Я качаю головой. Нет, это немыслимо.

- Да погоди ты! – Хьюго передает Линде автоматный рожок, и движение не прекращается ни на мгновенье, - Ты послушай. Не помню, в общем, как называется. Но там какие-то ребята на космическом корабле летели, и из груди одного вылез монстр…

- Господи, нашли чем мозги себе забивать! – морщится Джеф, - Тебе что, в жизни монстров не хватает?

- А я тоже читала эту книжку, - с оттенком хвастовства сообщает мне Аликс, снимая с крыши очередного солдата, - Интересно до ужаса! Особенно когда девушка одна победила этого пришельца, сама!

- Так вот, значит, кто твой положительный пример, - улыбаюсь я, а сам про себя тысячу раз проклинаю эту разнесчастную сыворотку.

Аликс кривит губы, но молчит. Черт, неудачно пошутил…

- Так вон там всего один монстр был, а они его толпой даже забить не смогли! – вещает Хьюго, - Слабаки! У нас тут монстров, куда ни плюнь, но живем же. А вообще книжонка так себе, стиль хромает…

- Слышь ты, великий литературный критик, - сдвигает брови Хун, метая гранату, - Ты вообще больше пяти книг за свою жизнь прочел?!

Разговор прерывается, так как мы все прячемся кто куда и зажимаем уши. Взрыв!

- Неправда! – вдруг говорит Аликс тихо, - Просто у нее замечательное самообладание… И вообще, все книги про прежнюю жизнь навевают такую тоску, что плакать хочется!

Я улыбаюсь и на несколько мгновений, до появления очередного муравьиного льва, кладу ей руку на плечо. Я знаю, сейчас она говорит все как есть…

- Ничего, Аликс. Совсем скоро мы вернем ту жизнь. Будет у тебя еще свой домик в горах…

- Вот когда все закончится, - негромко говорит Шульц, подхватывая с трупа солдата автомат, - Надо будет свою книжку написать. Про все это…

- А как ты догадался? – Аликс удивленно поднимает брови.

Кто-то чихает – этот несчастный пепел падает с неба еще гуще…

- Меня в соавторы возьмешь? – слабо улыбается Триггер, и Шульц кивает.

- Я не знаю, просто в голову пришло, - надо уже сбросить с лица эту слащавую улыбку. Разулыбался.

- Да кто ваши записки читать будет? – усмехается Кирпич, который стреляет редко, и вообще по большей части курит и глазеет по сторонам, словно он на экскурсии, а не на марш-броске через разрушенные улицы, - У всех это дерьмо уже поперек горла стоит, а вы еще про это писать собрались?

Никто не успевает ничего ответить – по земле словно прошла волна. Мы резко останавливаемся, бросаемся врассыпную. Кроваво-красное зарево над Цитаделью вспыхивает ярко-алым, и землю снова поражает мощный удар. Линда падает на асфальт, и Триггер помогает ей подняться. И больше не отпускает от себя. Воронка облаков и пепла над Цитаделью начинает поворачиваться быстрее, тяжеловесно, угрожающе. Еще одна вспышка, и мы видим, как из вершины гигантского шпиля в небо начинают бить ветвистые зеленые молнии.

- Нам конец, - тихонько, голосом испуганной болонки говорит Баггз.

- Ну все, отбегались, - я скриплю зубами и чувствую каждый нерв в своем теле. Что-то натягивается глубоко в груди.

Аликс внимательно смотрит на молнии, как и Шульц. Триггер гладит по голове Линду, спрятавшую лицо у него на груди. Кирпич пожевывает свою папиросу, выплевывает окурок и тянется за новой.

- Похоже, запускается процесс отправки сообщения, - негромко говорит Аликс.

Я смотрю на нее.

- То есть, сколько нам осталось? – я делаю глубокий вдох, и вдруг в голове снова взрывается маленькая бомба, и я морщусь от боли.

- Нисколько…

- Сообщение? – щурится командир отряда, - Какое сообщение?

- Комбины решили во время взрыва Цитадели отправить в свою вселенную сигнал бедствия, - поясняю я, и вдруг понимаю, что вот сейчас уж точно этого не надо говорить, - Когда это произойдет, их главные силы буду знать о том, что тут происходит, и, скорее всего, пришлют подкрепление.

Аликс косится на меня, я лишь пожимаю плечами – ну а что я могу поделать, эту гадость и тебе, кстати, тоже вкололи. Линда всхлипывает, и Триггер обнимает ее крепче. Шульц мрачнее тучи. Кирпич многозначительно хмыкает и делает глубокую затяжку. Остальные просто в ступоре.

- Ничего себе новости… - злобно и ошеломленно рявкает Боб, - Почему вы раньше не сказали?!

- У вас бы тогда не было бы желания идти дальше, - тихо отвечаю я. Ладно уж, правду, так полной ложкой.

Все снова молчат. Не знаю почему, но мне стыдно. Аликс отворачивается и сосредоточенно начинает копаться в альянсовском уличном терминале, чтобы открыть для нас здание, заглушенное силовым полем.

- С чего вы взяли, док? – мрачно говорит, даже не спрашивает, Джеф.

- Ну… новости-то плохие, - мне удается выкрутиться.

- Это что же получается? – Баггз с истеричным удивлением смотрит то одному, то другому в глаза, - Будет как тогда? Когда они только появились… да они же нас по земле размажут!

- Так, без паники, - как можно решительнее говорю я, и на меня косится Шульц. Конечно, это должен был сказать он. – Ничего еще не известно, как сложится и что они будут делать. Может, это дурацкое сообщение и не отправится вовсе…

- Отправится, - тихо говорит Аликс, и я кажется понимаю, что она чувствует в этот миг. Я бы тоже заклеил себе рот скотчем.

- Но неизвестно дойдет ли! – с нажимом говорю я, - Вы же слышали докторая Кляйнера, черта с два они смогут прислать подкрепление! Система порталов разрушена, а новый портальный шторм они не смогут устроить. Да они кричат своим о том, что погибают, а мы, услышав это, сдадимся? Ну уж нет! Не для того мы столько пережили!

- Правильно, Фриман, - вздыхает Шульц и изо всех сил сжимает в руках автомат, - Пока мы дышим, всегда есть шанс. А им дорога сюда заказана.

Он смотрит на остальных, и они как-то даже выпрямляются.

- Знаете, ребята, вы как хотите, - Кирпич пускает колечко дыма, которое разбивается о падающее отовсюду хлопья пепла, - А я достаточно насмотрелся и натерпелся, чтобы снова одеть этот хомут. Да какого черта, пока у меня автомат, я им мозги вышибать буду до последнего. Не будет автомата, под рукой всегда есть кирпич!

Кто-то усмехается, как бы говоря, да, ты неисправим.

- Точно, - Триггер смотрит Линде в глаза и ему даже удается улыбнуться, - Мы в рабстве сколько лет прожили, неужто сами обратно сдадимся? Все равно прикончат, так что ж теперь, добровольно в сталкеры идти? Свобода есть, она рядом, и мы ее обязательно отвоюем. Док, вон, в одиночку всю Цитадель на уши поставил!

- Ну вообще-то… - усмехается Аликс, поворачиваясь к нам.

- А мы вон весь город растормошили, - продолжает Триггер, - Да в прошлый раз мы просто не знали, с кем имеем дело. А сейчас знаем, как родных. Так что задницу надерем всем, кто к нам снова сунется!

Послушались одобрительные возгласы. Конечно же, каждый из них уговаривает не нас, а на самом деле себя. Но я готов каждому из них доверить прикрывать мне спину. Они так верят в скорую свободу. И, мне кажется, только поэтому они и победят. А мы – я, Аликс, Илай, Барни и другие, мы в лепешку расшибемся, но оправдаем их надежды. Не каждый миг в этой кутерьме мне хотелось быть тем героем, каким меня рисует молва. Но сейчас – именно такой миг.

- Пойдемте быстрее тогда, - кивает Шульц, - Выберемся из города – всех ждет отдых на травке, солнце и свежий супец, с мясом.

Последнее было произнесено с непередаваемой гаммой эмоций.

- Шульц, ну какого черта ты про еду сказал? – снова движение, снова те же разговоры, - Я и так от голода уже готов хедкрабов сырыми жевать!

Постепенно разговоры затихают, и лишь иногда кто-то негромко переговаривается. Все переваривают то, что они только что так уверенно доказывали себе и друг другу. Все сосредоточены и напряжены. И поэтому когда на небольшой площади, через которую проходит наш путь, мы натыкаемся на солдат Альянса, сражающихся при помощи автоматов и даже БТРа с огромным, даже по сравнению с муравьиными львами, насекомым, никто не паникует, не кричит и не теряется. Пожалуй, кроме меня. Я ведь видел стражей муравьиных львов считанные разы. Последняя встреча с ним прошла удачно, в тупости этих созданий я уже успел убедиться. Но и в силе тоже. Бой с этими воистину бешеными существами напоминает скорее корриду. Мы, забивший по укрытиями, исподтишка палим со всех стволов по стражу, пока он крушит на своем пути солдат, словно тряпичных кукол, хотя они и успевают подранить его. Пушка БТРа успевает сделать в хитине несколько крупных дырок размером с апельсин, прежде чем броневик отлетает с адским скрежетом и лязгом к стене от мощного удара головным щитком насекомого. Интересно, будь у меня ферроподы, они бы сейчас помогли?

Ракетометчик Хьюго уже начинает заряжать своё подобие базуки, но Шульц останавливает его – лучше приберечь это для страйдеров, стражей, в отличие от тех, хотя бы пули берут.

- Не бойтесь, мисс Вэнс, - подмигивает Хьюго Аликс, - Мы его и так успокоим, уж поверьте! Вы в безопасности.

Зря он это сказал. Аликс второй раз за час нельзя задевать за живое.

- Ты лучше сам успокойся, герой, - бросает она, - Вон как руки дрожат!

- Это от радости, что я с вами познакомился, - Хьюго кидает ей небольшой сверток, в котором я угадываю сухпай ГО-шника.

Аликс, задумавшись на секунду, поднимает брикет и прячет за пазуху. Что-то этот Хьюго мне уже не так нравится, как остальные члены отряда…

- Доктор Фриман, у меня идея, - короткой перебежкой подскакивает ко мне Триггер, - Вы единственный среди нас, кто в таком костюме…

- Так, я уже понял, что ты сейчас скажешь, - я морщусь, - Он разряжен.

- Ну вам-то это раз плюнуть, док, - уговаривает он, - Вы же можете, я знаю. Эта тварь все равно нас заметит, когда расправится с теми двоими, и тогда уже будет поздно. А будем палить все вместе, друг друга перестреляем.

- Ну да, а так – только меня, - бормочу себе под нос я.

- А смотрите что у меня есть, - и Триггер жестом фокусника извлекает из рукавов пять энергобатарей.

А вот этот малый не перестает меня удивлять. Это же совсем другое дело!

- Вот это да! – я жадно прилаживаю разъемы костюма к одной из батарей, - Ты где это достал?

- По пути, - скромно опускает глаза Триггер, - Да и Линда парочку захватила тоже. Мы же знаем, что вам понадобятся, почему не помочь?

- Спасибо, приятель, я в долгу не останусь! – улыбаюсь я и заправляю следующую батарею. Индикатор заряда скафандра живо стал менять показатели, даже экранчик стал светиться ярче.

- Да что вы, док, - Триггер косится на остальных, - Вы и так сделали столько, что…

- Эй, хорош трепаться, он идет к нам! – орет Кирпич, меняя позицию.

Огромное насекомое и вправду наконец замечает нас и уже несется к нам, на бегу вырывая комья земли своими острыми ногами. Я отбрасываю последнюю опустошенную батарею, и еще одну прячу в отделение костюма. Ну все, теперь хоть против пулемета! Эх, как давно я не ощущал подобного. Наконец-то оно. Недавнее, но уже так укоренившееся во мне ощущение завершенности, защищенности и мощи. Ну что, док, поработаем красной тряпкой на благо отечественной энтомологии?

Стража подранили основательно, и мне не приходится бегать от него долго, пока его поливают свинцом. Буквально метров двадцать, хотя один раз он чуть не дает мне под зад такого же пинка, какой только что получил БТР. После такого от меня на стене осталась бы на радость новым поколениям довольно символическая фреска. Но, когда мне кажется, что все уже обошлось, и я слышу за спиной предсмертный вздох стража, мне в спину словно молот врезается. Четыре раза подряд. Получив мощное ускорение, я спотыкаюсь, и лечу вперед.

Только бы не очки!

Больно. Очень.

- Док, вы в порядке?

- Чтоб тебе, Хьюго, какого дьявола ты творишь?!

- Да он как-то сам метнулся, я же не в него целил, а в жука…

- Гордон! – Аликс подбегает ко мне и я резко присаживаюсь, опираясь на руку.

Нащупываю очки и одеваю их. Осторожно щупаю адски гудящую от боли челюсть. Кровь.

- Да просто споткнулся, - я сплевываю кровавую слюну, - Хотя приятного мало…

- Подбородок разбит, - подает голос Линда, что, как я понял, случается довольно редко, - Дайте я посмотрю.

Она жестом просит Аликс посторониться, и та чуть подвигается, неприязненно косясь на Линду, присевшую ко мне вплотную и положившую мне руку на щеку. Я случайно заглядываю ей в глаза, и мне становится почему-то неловко. Я виновато кошусь на Аликс, но она уже тихонько испепеляет Хьюго взглядом. Тот, словно для порядка пожав плечами, настолько явно строит ей глазки, что мне становится противно.

- Тут из-за вашей бороды плохо видно, - лицо Линды всего в пяти сантиметрах от моего, - Не пойму, то ли просто ссадина, то ли рассечение.

- Ну и черт с этим, - я, потирая спину, поднимаюсь.

- Гордон, обещай мне в следующий раз быть осторожнее, - Аликс делает шаг ко мне.

Я с готовностью киваю, но Джеф не дает притвориться, что все хорошо.

- Да это Хьюго, дурак, ослеп совсем, не смотрит, куда стреляет!

- Да я же не специально, вы что, парни? – возмущается Хьюго, и может быть я бы как-то и приободрил его, но не буду. Эх, четверть заряда костюма пропала. А Триггер и Линда так старались, тащили эти батареи на себе все это время для меня. Я, достав запасную батарею, в очередной раз даю всем понять, что все в порядке, и лучше побыстрее двигаться дальше. Наконец, мы снова выдвигаемся. Когда мы идем через какие-то подвалы, чтобы срезать пару квартальчиков, Триггер снова подходит ко мне.

- Док, у вас кровь еще идет.

- Ничего, все хорошо, - я пытаюсь улыбнуться, но больно же, однако! – Ты слишком опекаешь меня, спасибо конечно, но я и не в таких переделках бывал.

- Что вы, доктор Фриман, как можно, я ни в коем случае не хочу сказать что вы начали сдавать. Но…

Даже так? Оригинально, черт возьми! Нестандартный этот Пол Триггер. Неплохой малый.

- Но, - продолжил он, улыбнувшись, - Я видел, как умирали и от простого рассечения. Так что надо убедиться. И если надо, зашить.

- Что? – погодите, одно дело когда быстро, непредсказуемо и внезапно в тебя влетает пуля, или бьет перерожденец, но совсем другое – заживо, медленно и долго ковырять лицо иглой, - Нет, спасибо, мне и так хорошо! Кровь уже останавливается.

- Док, ну поймите вы, мы можем позволить вам загнуться от такой ерунды, - доверительно поднял бровь Триггер, - Во всем конечно есть свои минусы. Ну там, обезболивающего нет, и бороду сбрить придется…

- Что?! – на мой возглас оборачивается вместе с Аликс добрая половина отряда. Боб поскальзывается и падает в вонючую черную воду – мы идем по затопленному подвалу, - Бороду сбрить?! Это еще зачем?

- Ну, - заметно смутился Триггер, - А как иначе убедиться что за рана и зашивать?

- Так, нет, все, ничего сбривать не будем, - хмурюсь я, - Спасибо конечно, но это уже слишком.

- Ты что, Триггер, совсем обалдел, что ли? – подает голос Хьюго, а где-то невдалеке слышится стон зомби, - Оставить великого Фримана без бороды! Как он тогда воевать с Альянсом будет?

- Слушай, ты за языком следи, - тихо, но отчетливо, угрожающе говорит Аликс, - Ты не забывай, про кого говоришь. Освободитель, тоже мне…

- А что я такого сказал? – Хьюго картинно разводит руками, и я подхожу к нему, - Шульц, ну скажи им!

- А ты просто больше вообще ничего не болтай, и тогда с тобой, может быть, все в порядке будет, - кажется, конец фразу получается у меня даже слишком угрожающе.

Джеф и Шульц косятся на меня, но молчат. Хьюго, поперхнувшись, чуть меняет курс, и мы расходимся.

- Не стоило, Аликс, - я подхожу к ней, беру ее за руку, - Меня задеть трудно, я толстокожий.

И в доказательство я стучу костяшками пальцев по грудному бронещитку костюма. Аликс улыбается.

- Да просто сорвалось само, - ее рука чуть тянется к лямбде на моей груди, - Он меня бесит.

- Не тебя одну, - ухмыляюсь я.

Когда мы выходим снова на улицы, первое, что бросается в глаза, это то, как изуродован бывший когда-то очень красивым проспект. Мы чувствуем себя насекомыми на месте человеческого пикника, только люди как раз только что ушли отсюда. Фонари погнуты так, словно каждый из них – брошенная после розжига костра переломленная спичка. Коробки домов напоминают муравейник, в который наступил турист, разве что муравьев не видно. Машины валяются тут и там, облезлые и смятые, словно разбросанные ушедшими гигантскими туристами сигаретные пачки. Небо исходит зелеными вспышками со стороны цитадели, подсвечивая медленно падающий пепел, и кажется, что идет зеленый снег. Где-то кричат люди, настоящие люди, с другой стороны – голоса модуляторов. На горизонте взвыл страйдер, нас обдало ярким светом – кто-то только что просто исчез с лица земли вместе с домом, в котором прятался – страйдер использовал свою аннигиляционную пушку. Над нами пролетает пустой десантный корабль Альянса, нелепо подергивая задними, пробитыми в нескольких местах, «плавниками». И повсюду стрекот и гул.

После того, как мы отбиваем атаку десанта солдат, который наверное и выбросил корабль на ближайшую крышу, я показываю рукой на большое здание, кажущееся наиболее целым. Над его входом красуется покосившаяся большая, облезлая вывеска с какой-то надписью и красным крестом.

- А что здесь написано?

- Тут по-русски написано «Стационар», - весомо объясняет Кирпич, - Это такое место, где раньше людей обследовали и лечили от всяких болезней.

Мне сначала кажется, что это его очередная подколка, но я вдруг понимаю. Он говорит совершенно серьезно. Он действительно никогда не видел больницы… никогда не бывал внутри, и только слышал про все это… боже…

- Эх, вот были времена, - мечтательно протянул Шульц, - Людей лечили совершенно бесплатно, всего лишь за карточку, которая называлась страховой полис. И даже кормили тех, кто лечился в больнице. Постели стелили…

Он чуть прикрывает глаза, словно вспоминая. Кто знает, быть может еще ребенком он успел побывать в больнице. Успел до того, как пришел Альянс.

- Да ладно, хорош заливать, - машет рукой Кирпич, - Не идеализируй прошлое. Постель стелили, кушать давали. Скажи еще, что горшок за больными выносили! И все вот так, задаром? Наверняка за еду, оборудование или там… за деньги, вот.

- Вообще-то он прав, - говорю я Кирпичу, - Все было бесплатно, если у тебя есть полис и паспорт. Или хотя бы водительские права с собой. И, не поверишь, даже горшок выносили.

- Гордон, а ты когда-нибудь был в такой больнице? – с интересом спрашивает Аликс, бегло, на ходу, подбирая автомат только что убитого солдата.

- Был пару раз, что тут особенного?

- Ой, а расскажи!

- Эй, вы там! А ну сюда, быстро!

Мы резко оборачиваемся на звук. Небольшого роста человек в коричневом свитере и рваных джинсах, машет нам рукой.

- Быстро, я сказал!

- Узнаем, что он хочет, - кивнул Шульц.

Хотел, как оказалось, он лишь поболтать.

- Вы что тут делаете? Вы что, с ума сошли? – оживленно жестикулировал он, почти выкрикивая слова, - Все должны убираться из города, я думал, мы последние!

- А мы, по твоему, что делаем?! – огрызается Кирпич.

- Да вы просто теряете время! – витийствует нервный повстанец, - На черта истреблять этих тварей, им все равно конца нет! Взрыв вот-вот грянет, да от вас даже пепла не останется!..

Его взгляд упирается в меня.

- Ага, Гордон Фриман! – с каким-то дерганым удовлетворением выплевывает он, - Герой оранжевой революции. Вы-то куда смотрите?! Могли бы и убраться отсюда куда подальше, а не помогать им понапрасну патроны тратить! Нам и самим тут уже выть хочется! А теперь еще и с вами возиться, вас и накорми, вас и снаряди, и до вокзала сопроводи…

- Слушай, приятель, - перебивает его Шульц, - Ты какого хрена разорался?! Совсем башку переклинило от постоянной стрельбы?! Не хочешь помогать нам – не надо, на черта нам такая помощь сдалась, сами управимся.

- Чего?! – слегка застопорился повстанец, но тут подключается и Аликс.

- Ты не нервничай, все успеем, - она смотрит ему прямо в глаза, - Все свои, что ты так дергаешься? Лучше скажи, что тут у вас?

- А то я не вижу, что не чужие, - бурчит повстанец и кивком головы показывает на подворотню за своей спиной, - Тут в старой девятиэтажке у нас что-то вроде перевалочного пункта. Сразу после того, что произошло с Цитаделью, набирали для него добровольцев. Ну, тех, кому нечего терять, короче.

- Хм, однако! – поднимаю бровь я, - Вот что, ты давай веди нас туда, по дороге расскажешь все.

Мы заходим в старый переулок и перебираемся через баррикада из сваленных в кучу «Запорожцев», «ЗиЛов» и каких-то других иномарок. Над нами нависают черные полуобвалившиеся балконы, на которых свалены всякие доски и прочий хлам.

- Да чего тут рассказывать, - скороговоркой говорит повстанец, проводя нас по двору, через до неузнаваемости погнутые карусельки и турнички детской площадки, - Сидим на третьем этаже. Весь дом наш, три часа зачищали, все пять подъездов.

Я видел такие дома только в фильмах, и я даже боюсь представить, сколько же тут квартир… Мы подходим к железной, грубо врезанной в стену двери с небольшим закрытым окошечком в ней.

- Часть базы у нас тут, в первом подъезде, другая часть – в пятом. Тут главный я, там – Барни…

- Погоди, Барни который Калхун? – не верю ушам я.

- Ну а какой еще, будто у нас разные барни тут на каждом суку развешены, выбирай не хочу, - ворчит повстанец и стучит в дверь. Аликс радостно подмигивает мне. Вот уж Барни я буду видеть просто счастлив!

Окошечко в двери открывается, и видно лицо девушки в вязаной шапочке.

- Это я, открывай, - слитно произносит тутошний командир.

- А… - взгляд девушки упирается в меня, и с ее лица мигом слетают все следы работы мысли, - А… пароль…

Я скептично кривлю губы, и она, похоже, совсем теперь в ступоре. Аликс тоже усмехается. Да я сам – один большой пароль.

- Я даже не буду просить тебя заткнуться, - довольно резко говорит повстанец.

- Проходите.

Хм, знатный пароль…

Дверь открывается, и мы входим в то, что когда-то было квартирой. Домик явно старый и чиненый, полы деревянные, причем скрипят, как старая кровать. Мусор разбросан повсюду, большая его часть сгреблена по углам. На стене – большая засаленная карта города и окрестностей, печатные обозначения на ней на все том же, уже опостылевшем русском, красные рукописные – уже на нашем. Карта подсвечена лампой холодного света – видимо, тут раньше жил кто-то из Альянса. Подобие уюта создают два столика с посудой и кухонной утварью, даже газовая горелка есть, а так же подранный обшарпанный диванчик, на котором примостилась парочка – мужчина и женщина неопределенного возраста с неизменными лямбдами на рукавах. Женщина поднимает на нас мокрые глаза, когда мы входим. Ее друг крепко обнимает ее. Еще три человека, включая девушку, отрывшую нам дверь, гужуются посередине комнаты, о чем-то перешептываясь. Но первое, что я слышу, отчего даже вздрагиваю – это голос доктора Кляйнера:

- Повторяю, покиньте город как можно скорее!

Я смотрю на его лицо, вещающее с телевизора на столике. Видимо, все еще прокручивается обращение Кляйнера к горожанам. Поскорее бы увидеться с ним. Хорошо, что он уже далеко и в безопасности…

- Достойная замена речам Брина, - хмыкает Аликс.

- Вот это да, - говорит девушка, впустившая нас, тараща глаза, в особенности на Аликс, - Вы – дочь Кляйнера, да?

От такого пассажа я не удерживаюсь и хихикаю.

- Нет, - невозмутимо отвечает она, незаметно подмигивая мне, - Мой отец Одесса Кэббедж.

Я улыбаюсь и, стараясь держаться незаметнее, шагаю к карте. Надо же, а я уже и забыл про этого бравого полковника. Вот кто уж точно не пропадет, старый вояка. Интересно, где сейчас он? Девушка, видимо, поняв, что сморозила глупость, смущенно отступает на шаг, к висящему на стене плакату. Хм, а я думал, повстанцы должны ненавидеть плакаты Альянса. Эмблема Альянса, «Ядро Цитадели», и белый голубь, летящий к небесам… Символ последнего выжившего живого существа, души, стремящейся от выжженной земли ввысь… а может, теперь уже символом Свободы?

- …так что для тех, кто желает, сейчас самое время плодиться и размножаться! – доносится до нас голос Кляйнера из телевизора.

Наш отряд уже расселся по углам, зверская усталость дает о себе знать. Но при этих слова все мужчины как-то напряглись, а девушки растерянно переглянулись. Кирпич подступает прямо к впустившей нас девушке, и, глядя ей в глаза, выразительно шевелит бровями. Бедная барышня краснеет, как рак, и прячет взгляд. Я автоматически кошусь на Аликс, и понимаю, что глупее поступить я сейчас просто не смог бы.

- Доктор Кляйнер призывает нас… - растеряно улыбается она, - Заняться э… делом?

Я даже не знаю, что ответить, но положение спасает тутошний командир.

- Да, вообще, самое подходящее время выбрал! – он резко озирается по сторонам, словно пересчитывая поступивший контингент, - Умереть, занимаясь любимым делом, да? Так, всё, хватит лясы точить. Больше мы ждать не можем, и так уже тут сидим сколько.

- Что вы планируете делать? – спрашивает Аликс, и к нам подступают Триггер с Шульцом.

- Как что, что за дурацкий вопрос?! – снова начинает дико жестикулировать повстанец, - Сейчас последнюю еду раздадим, как раз должно на всех хватить, и будем собираться рвать когти отсюда… Оружие еще надо распределить…

- Еда это конечно хорошо, - кивает Шульц, - Но надо все тут уничтожить. Чтобы и следа того, что тут была база, не осталось. И тем более, чтобы нельзя было догадаться, куда мы выдвинулись.

- Взрывчатка есть? – подает голос Триггер.

- Да тут пара ящиков с хопперами где-то была, - морщится повстанец, - Я и сам знаю, не дурак. Так, Ева, раздай всем еду, какая осталась, а я пока помозгую…

Шульц и Триггер вместе с ним отходят к карте, что-то тихо обсуждая, а девушка тем временем раздает еду – кому брикеты ГО-шников – брусок губчатой серой питательной массы, кому = куски черствого хлеба, кому – кастрюльки с мерзко пахнущей похлебкой, из которой торчат голубиные лапки и даже головы. Мне везет, и мне достается сухпай ГО, хотя я так голоден, что, наверное, и похлебку эту сейчас бы съел. Хотя эти мерзкие голубиные головы с белыми, как крутые яйца, глазами… Аликс достает из-за пазухи еще один брикет.

- Вот, - она отдает его девушке, - Это тоже в общий котел.

Хьюго морщится, но молчит. Я, жуя серую массу из брикета, подхожу к местному командиру.

- Слушай, командир, - я трогаю его за плечо, - Вы тут пока собирайтесь, а нам надо с другом повидаться.

- Каким это еще другом? – отмахивается от меня повстанец, - Доктор Фриман, вы конечно профессионал и великий человек, но сейчас мне не до экскурсий. Поймите, тут очень важно все тщательно продумать!

- Слушай, просто скажи нам, где Барни, и мы пойдем, переговорим с ним, - твердо говорит Аликс, - А ты можешь не волноваться. Это не помешает вашему планированию.

- Я же говорил, он через три подъезда отсюда, тоже на третьем этаже, - морщится повстанец, - Да после еще наговоритесь, лучше собирайтесь!

- Ты за нас не волнуйся, - я сжимаю его плечо так, что он оборачивается, - Расскажи как побыстрее туда пройти, ладно?

Повстанец качает головой и раздраженно всплескивает руками.

- Ну вы, док, и… Ладно, смотрите: тут на каждом этаже есть коридорчик, соединяющий один подъезд с другим, так и дойдете. Только поднимитесь на этаж выше, тут коридор уже завален.

- Спасибо.

Мы выходим из квартиры на лестничную площадку. Коридорчик обнаруживается в закутке за шахтой лифта, но там нас встречают довольно бурно. Я едва успеваю увернуться от летящего мне на лицо черного ядовитого хедкраба. В такие моменты я удивляюсь, как это я до сих пор не поседел. Аликс быстро расстреливает мерзкое существо, и я ей помогаю прикончить еще двоих, висящих на потолке. Коридор тут действительно завален, теперь ясно почему – прямо посреди него, рядом с большой дырой в стене, лежит черная ракета с раскрывшимся хвостом.

- Десант высадился удачно, - морщится Аликс, - Давай действительно поднимемся этажом выше.

- Будь осторожнее. Дом явно зачищали этими штуками.

Только зомби нам сейчас не хватало… Конечно, зачистить все квартиры большой многоэтажки – кто за это сейчас возьмется? Главное – только бы не попались солдаты… хотя я не знаю даже, что хуже – перерожденцы или солдаты. Наверное, все-таки Элитные. Что там Боб говорил про маскировку их снайперш? Если это правда, и они как хамелеоны, то…

Когда мы с Аликс поднимаемся на этаж выше, коридор наконец цел и даже почти чист – в нем мы находим лишь полуразложившееся тело женщины. Хедкрабы объели ее всю, а от вони начинает кружиться голова. Я зажмуриваюсь.

- Гордон, я бы на твоем месте лучше не наступала бы на…

Под ногой громко трещат доски и я, чуть не пропоров одной из них себе лицо, с грохотом и сдавленном стоном падаю вниз.

- …эти доски… Ой, ты цел?

Я поднимаю голову и выплевываю опилки, попавшие в рот. Поправляю очки. Хорошо хоть костюм смягчил удар. Да так же можно инфаркт получить!

- Аликс, с такими формулировками надо покороче!

- Извини, прости, - она мечется сверху, по краю большой дыры в полу, но видимо, не решается спрыгнуть.

Здесь темно, и я вижу лишь ее наверху. Но воняет тут еще хлеще, чем там. Какой-то аммиачный, даже кисловатый запах… Я проверяю, на месте ли гравипушка, ищу под собой дробовик. Нашел.

- Ты не прыгай, тут метра три, - говорю я ей, - Да и воняет… Поищи, как обойти.

- Я поднимусь еще на этаж выше, - решает она, - А в следующем подъезде снова спущусь.

- Хорошо, я в следующем подъезде поднимусь к тебе… черт, да ничего не видно же!

- А ты фонарик включи.

Хм, действительно. И что я все время про него забываю?

- Увидимся! – и она исчезает.

- Ты будь осторожна, - запоздало кричу ей вслед я и, наконец, включаю фонарик.

И замираю. Так, только без резких движений. Вон выход… главное – не шуметь…



xxx: Почти век стремились к глобальной идее - жизнь без использования денег; от каждого по возможностям - каждому по потребностям и так далее.
xxx: И вот наконец свершилось, построили...
xxx: Нет, не комунизм конечно, Torrent
 
BinoclДата: Понедельник, 03.10.2011, 02:05:16 | Сообщение # 5
Офицер элитных подразделений Альфа-78 BIN-OCL
Группа: Советник особого статуса
Сообщений: 1211
Награды: 12
Репутация: 546
Замечания: 0%
Статус: Offline
Вокруг меня, привалившись к стенам, полусидят четверо живых трупов. Понять, сколько им, уже сложно – они сплошь покрыты язвами, шишками и горбами. На несчастных даже нет уже никакой одежды, впрочем, как и половых признаков. Под каждым – лужа крови, кусочки внутренностей, выпавших из огромной дыры в их теле с торчащими оттуда ребрами. Еще по Черной Мезе помню, это их рот. Так они питаются… удивительно, как они еще не учуяли меня. Я начинаю тихо продвигаться к выходу, но доски хрустят под ботинками слишком громко. Может, упокоить их, пока они спят? Пусть не мучаются больше… Я, преодолевая отвращение, подступаю к одному из них и вдруг поскальзываюсь на его внутренностях. Миг – и я падаю лицом прямо в его раскрытую грудь. Ну за что мне все это?! Я слышу тихий стон, сиплый вздох. С трудом сдерживая рвотные позывы, я отпрыгиваю назад и стреляю с обоих стволов прямо в хедкраба, сидящего на голове плачущего мертвеца… Сзади начинается тихий вой – остальные мертвые тоже проснулись… Я, едва успев увернуться от удара когтистых пальцев, выстрелом сношу голову еще одному зомби, потом еще. От последнего увернуться не получилось, и с мерзким пронзительным звуком по моему боку и плечу ударяют длинные, сантиметров в пятнадцать, когти. Я отлетаю в сторону и, с трудом удерживая дробовик одной рукой, проделываю в теле перерожденца огромную дыру. Тело выплевывает из себя кишки со стороны спины и падает. Хедкраб тут же спрыгивает с распухшей, изуродованной головы трупа и с мерзким звуком ползет ко мне. Его я отправляю на тот свет острым обломком доски. И наконец тихо вою от боли. Ничего, сейчас костюм разберется… здоровой рукой я вытираю наконец с лица мерзкую желто-багровую слизь, и смачно отплевываюсь. Протираю очки – ну хоть в глаза эта дрянь не попала, мало ли что атм уже за зараза развиться могла… Когда обезболивающее введено, я вижу, что заряд брони составляет всего сорок процентов. Надо идти…

Проходя по темной квартире, я вдруг останавливаюсь. Мне показалось, или я слышал голоса?

- Это Одесса во всем виноват…

Да, точно, женский голос! Где-то там… я иду на звук, и упираюсь в наскоро сколоченную деревянную стенку. Из ее щелей льется холодный свет. Да это же та же комната, где мы только что были. Только почти никого нет, наверное, уже ушли на раздачу оружия, или закладывать заряды взрывчатки… Единственные, кого я вижу в щель – это та самая парочка, сидящая на облезлом диване.

- Видел я этого Одессу Кэббеджа один раз, - бурчит повстанец, сжимая руку подруги, которая уже не плачет, - Такой идиот!

Хм. Ну, человек он своеобразный, но самый смелый из тех, кого я встречал. После Калхуна, конечно.

- Между нами говоря, - качает головой женщина, - Я что-то не доверяю этим вортигонтам. Темнят они что-то. Они же, я слышала, раньше людей убивали. А вдруг мы им нужны только пока не избавимся от Альянса?

А ведь и правда…

- Ты даже не представляешь, насколько ты права, - кивает он, - Это еще с Черной Мезы пошло. Все из-за нее, этой проклятой Черной Мезы! От этой чертовой науки жизнь лучше не стала ни на долю!

Больше скажу, Сопротивлением как раз командуют те, кто породили резонансный каскад. Технически. Да что вы можете знать о Черной Мезе… любой бы из вас, побывав там тогда, наложил бы в штаны… а таких чистых, классно оснащенных лабораторий, как там, нигде не сыщешь. А какие там пончики продавали… а Магнуссон, он вечно просил охранников чинить сломавшиеся автоматы с пончиками, словно они – техники. Помню, как я в тот день случайно спалил его завтра в микроволновке, вот у него рожа была! Эх, он был конечно вздорный старикан, никто его не любил, но жалко его. Как и остальных, кто умер там… а он с Кляйнером еще постоянно ругался…

- Только вот все эти выжившие с Мезы никак этого не поймут, - машет рукой женщина, - Вон, доктор Кляйнер такую милость сделал, говорит что мы теперь можем трахаться. Разрешил, спасибо!

У меня даже поток мыслей прервался. Какого черта…

- Да вообще, какой идиот назначил Кляйнера главным?! – сжал кулак повстанец, и я тоже, - Мне вообще иногда кажется, что уже все вокруг докторы, кроме меня! Доктор тот, доктор этот…

Что за… не понял! Да вы не много на себя берете?! Я едва сдерживаюсь, чтобы не произнести это вслух. А я-то думал, что повстанцы как дружная семья…

- Болтать-то они умеют, - вздыхает его подруга, - А как начинают что-то делать, получается как всегда… В Нова Проспект сидело два моих брата! А этот несчастный Фриман взорвал всю тюрьму, со всеми заключенными…

- А… - вырывается у меня, и я тут же затыкаюсь. Но я… я не… вот это новости…

Они оборачиваются на звук, но, видимо, решают, что им показалось.

- Ну не надо, не вспоминай о плохом, - повстанец гладит ее по плечу, - Не плачь только… давай вспомнил что-нибудь хорошее? Какой это еще месяц назад был тихий квартал…

- Да ту было намного безопаснее, чем сейчас! – она все-таки начинает тихо всхлипывать, - Да что же творится… Скоро все взорвется, а мы тут сидим толпой, как приманка…

- Ничего, вот выберемся отсюда – и на природу. В деревнях, говорят, сейчас намного лучше, комбинов почти нет, одни недобитки от ГО. Вот заживем там…

Они замолкают, и я качаю головой. Лучше бы я не проходил тут, не слышал всего этого. Как же она, наверное, ненавидит меня… а ведь я даже не знал тогда, что все так будет… надо будет потом ей все объяснить. Что борьба за Свободу лучше, чем рабское житье в этом тихом квартальчике. Что Нова Проспект взорвался без моего умысла, просто случайно, что я не убивал ее братьев…

- Я конечно не скучаю по доктору Брину, - вдруг говорит женщина, - Но передачи по телевизору, которые он ставил, по ним я даже соскучилась… Помнишь, когда он пригласил жонглёров?

- Конечно, - улыбается повстанец, - И знаешь, это конечно может звучать безумно, но я немного скучаю по режиму Альянса. Раньше восстание виделось более радужно…

Ну вот. Всё. Приехали. Я отворачиваюсь и отступаю от стенки.

- Нам обещали свободу и радость. А пока мы тут голодаем, чертов хедкраб Кляйнера ест в три горла!

Ничего я не буду ей говорить. Она сама уже все сказала. Нет, доктор Кляйнер, мой дорогой и любимый учитель, хорошо что вы этого не слышите. Это недостойно вас. Зря вы записали свою речь для всего города… они ее не заслуживают.

- Они хоть и называются хедкрабами, - слышу я, уходя отсюда в направлении лестницы, - Но, скажу я тебе, на вкус они на крабов вообще не похожи.

- Да, скорее на тушеную капусту…

Я ухожу за угол, и голоса уже не слышно. И мне даже не хочется думать о том, что творится в Сопротивлении. Если все так, то… я и один комбинов добью. Мы с Аликс и Барни добьем. Сами…

…Триггер огляделся. Вроде никого. Нет, не зря он пошел через дом один. Главное, что не по тому же этажу, что Фриман. Тут нашлось то, что он и искал. Терминал, который был тут еще при ГО. И, к счастью, он работал. Териггер уже привыкал понемногу к альянсовской технике. Чтобы настроить передатчик на нужную частоту, потребовалось лишь несколько секунд.

- База, Гражданин вызывает Базу, отвечайте, прием! Вызываю Базу, позывной «Гражданин», номер G576US, прием, как слышите меня, База?

- База на связи. Ждите…

Триггера всего колотило… он знал, на какой риск идет… но назад пути уже не было. Снайперша сбежала, и можно было быть уверенным, начальство уже давно в курсе того, как он ослушался приказа и выдал повстанцам гнездо убийцы…

- Ты совсем страх потерял, гад?! – взорвался микрофон передатчика, - Ты ослушался приказа! С этой минуты ты – труп, понял?! Ни о какой работе теперь не может идти и речи!

- А мне так не кажется, - как можно тверже сказал Триггер, но голос его все-таки дрогнул, - Вы не оставили мне выбора. Но сейчас я предлагаю сделку.

- Что ты болтаешь?! Свои басни будешь на том свете рассказывать…

- У ваших убитых солдат в плену был Гордон Фриман и дочь Илая Вэнса, - на свой страх и риск перебил Триггер, и его пальцы начали нервно барабанить по панели терминала, - Солдат убили… А ваши пленники теперь у меня. Идут вместе с моим отрядом. И еще и Барни Калхун в придачу.

В эфире повило молчание. Триггеру показалось даже, что он услышал в микрофоне какую-то возню. И вдруг ему ответил уже другой, более низкий голос:

- Твои условия, гражданин.

Триггер не мог в это поверить. Он, он сам это сделал! Он обыграл их!

- Значит, я хочу… - Триггер запинался от волнения, - Я хочу, чтобы с меня были сняты обвинения… я хочу, чтобы после взрыва меня переправили к вам, на базу… я хорошо разбираюсь в технике, компьютерах, и.. с меня хватит этой войны!

- Мы согласны, - вкрадчиво сказал голос, - Мы принимаем эти условия, они вполне допустимы. Сообщи, где находится Нарушитель Номер Один, и все будет хорошо.

- Что вам до тех двух убитых солдат, они у вас и так мрут пачками, - в нервном отчаянии проговорил Триггер, - Я взамен их отдаю Фримана и Аликс, разве это не справедливый обмен…

- Гражданин, успокойтесь, ваши условия приняты, мы все предоставим. Вас эвакуируют вместе с тем отрядом, который придет за мятежниками. Вы только назовите место, куда вы направляетесь.

Триггер попытался успокоиться и глубоко выдохнул.

- Значит так. Мы сейчас находимся в старом общежитии ГО, на пересечении бывших улицы Лермонтова и Кировского проспекта. Скоро будем выдвигаться к одному из западных вокзалов…

- К какому именно, гражданин? – в голосе слышалось нетерпение и раздражение, хотя и почти неуловимые.

- А вот это я сообщу позже, через пятнадцать минут, когда вы подумаете, какие гарантии вы можете мне дать…

Триггер чувствовал, как у него сжалось сердце… Так дерзко, наверное, с Альянсом еще никто не разговаривал. Теперь – либо он добьется, чего хочет, либо… конец.

- Хорошо, - ответили ему после недолгого молчания, - Мы будем ждать сигнала. И мы сейчас же вышлем сканеры, чтобы проверить достоверность этой информации. И имей ввиду, если она не подтвердится, то…

- Подтвердится, - уверенно прервал голос Триггер, - Конец связи.

И он медленно сполз по стене вниз… ему было трудно поверить в то, что он решился. Но впервые за долгое время у него появилась настоящая надежда. Надежда на то, что он еще поживет…

…Через пять минут я снова вижу Аликс. У нее все прошло без приключений, так что теперь мне еще полегче. Путь через всю многоэтажку, тем более такую большую, это не такое просто дело, как казалось вначале. По пути никого из представителей Альянса мы не видим, но зато, кроме трупов и хедкрабов находим пять каких-то железных яйцевидных коробочек с окуляром посередине. Когда я поднимаю одну из них, Аликс говорит, что тут, вероятно, раньше квартировались ГО-шники, потому что эти коробочки – мэнхаки, только в сложенном состоянии. Она даже показывает мне, как их запустить, но сейчас в этом нет смысла – они сразу же будут атаковать нас. Мы идем дальше и дальше. По пути попадаются даже два барнакла – вот тут уже я удивлен по-настоящему. Давненько я этих тварей не видел, давненько. Видимо, в городе их осталось совсем мало. Но, судя по залитому клейкой слизью языку, бесшумно и тихо извивающемуся в темноте, они все так же опасны, как и раньше. Преодолевая желание разнести их на кровавый фарш, я иду дальше, помогая Аликс обойти чертовы языки тварей. И, спустя еще каких-то пять минут мы снова находим железную дверь с окошечком. Я делаю рукой приглашающий жест – и Аликс стучит. Окошечко открывается, и я вижу удивленное лицо моего старого друга.

- Аликс? Гордон? Не может быть! – Барни резко захлопывает окошко и распахивает дверь, - Да что же вы стоите, проходите! Ну ничего себе гости!

- А пароль? – смеюсь я, пропуская Аликс вперед.

- Привет молодежи! - Барни лихо отдает честь Аликс, - Да какой к черту пароль! Гордон, зараза, как же я рад тебя видеть! Вас обоих! Вот это встреча!

Я обнимаю старого друга. Аликс стоит рядом, с улыбкой глядя на нас. Интересно, она действительно осознает, что я ровесник Калхуна? Ведь это я только выгляжу на двадцать семь, как и двадцать лет назад… Джимен позаботился о сохранности материала… а ведь, если считать от года моего рождения, мне уже почти пятьдесят.

- Я не решался верить слухам, - продолжает ходить вокруг нас Барни, - Как вам удалось выбраться из Цитадели?

Он почти не изменился с прошлой нашей встречи. Все так же одетый в форму служащего Гражданской Обороны, все с такими же грязными, засаленными волосами с проседью, все те же мелкие шрамы на лице. Только добавился довольно большой кровоподтек на левом виске. И все та же добрая улыбка.

- Мы точно не уверены, как, - пожимает плечами Аликс, - Но я что-то смутно помню, вроде как вортигонты помогли…

- Как же такое можно не помнить! - удивляется Калхун, - Да еще и этим тварям доверились, ну вы вообще даете!

- Я что-то такое помню, будто бы вортигонты взяли и понесли меня куда-то, - признаюсь я, - А потом я очнулся уже у подножия Цитадели…

- Странно, - хмурится Барни, - Не нравится мне это. Чудес не бывает, это я уже давно усвоил. Может, вам привиделось?

- Обоим сразу, - иронично усмехаюсь я, - Ты лучше расскажи, как ты? Все полководствуешь?

- Да я-то нормально! – отмахивается он, - Как-как, да то туда с одним отрядом, то сюда с другим… А после того, что вы устроили в Цитадели, стягиваю беженцев к вокзалу. Там наши уже снаряжают поезда… Ну, рассказывайте, что в Цитадели было? Мне доктор Кляйнер говорил, что вы там сначала в плен попались, потом разнесли все к чертям…

- Да, нас Моссман спасла, - многозначительно смотрю я на друга, - Джудит чуть даже не повязала самого Брина!

- Да уж наслышан, - смеется Барни, - Ну вот видишь, а ты всё – «предательница» да «предательница»! А она вон какая хитрая баба оказалась! Даже я со своей работой в ГО до такого бы не додумался!

- Да уж, Барни, я бы сильно удивилась, если бы, когда мы оказались в кабинете у Брина, увидела бы там тебя! - смеется Аликс.

- Да куда уж мне, тупому пушечному мясу до такого, - Барни облокачивается на какую-то поцарапанную тумбочку, - У меня бы выдержки не хватило, взял бы за гланды нашего Администратора, и натянул бы их ему на задницу! А что, Гордон, я слыхал, ты укокошил нашего доброго доктора Зло?

- Ну, не прямо конечно, - я пытаюсь показать максимум сожаления в том, что не удушил его собственными руками, - Само собой получилось, когда портал погас – Брин в шахту реактора улетел. А там уже ничто бы не выжило, там даже титан плавился…

- Эх, ну и везучий ты, приятель! – Барни хлопает меня по плечу и мечтательно поднимает глаза, - Жаль этот гад не попался мне… Поверь, если бы каждый из моих бойцов оторвал бы от Брина по щепотке, его бы не стало уже секунд через десять.

- Ну ладно, ладно, - смеюсь я, - Ну умер он, туда ему и дорога. А нам еще…

Тупая боль вспыхивает в моем виске и я запинаюсь. Черт, как больно… тик-так, тик-так…

- Гордон, что с тобой? – Барни хватает меня за руку, наклоняется к моему лицу и резко смотрит на Аликс, - Его что, по голове кто-то бил? Солдаты, да?!

- Нет-нет, Барни, я в порядке, - хотя голос у меня получается довольно сдавленный, но я выпрямляюсь, - Это иногда бывает… ну, после того, как мы с Аликс вернулись к реактору.

- К какому реактору?

- Цитадели.

- Э… - кажется, никто не смог бы ошеломить его больше, чем сейчас это сделали мы, - Зачем?

- Мы просто решили замедлить реакцию внутри реактора, чтобы выиграть время до взрыва, - виновато разводит руками Аликс, - Знаю, знаю, это было глупо. Вот только не ругайся сейчас… видел бы ты, как Гордон возле самого сердца реактора балансировал, это было нечто!

- Вот дать бы тебе сейчас по заднице! – Барни косится на Аликс, - Отец тебе уши бы надрал за такие выкрутасы, будь он тут. Ну а ты, Гордон, ну ты-то что? Ну Аликс, я понимаю, девочке еще охота погеройствовать, повыделываться, но ты-то разве не набегался по краю?

Я молча развожу руками, про себя улыбаясь. Аликс даже не пытается скрыть улыбку.

- И что, получилось? – бубнит Барни, с напускным равнодушием глядя в сторону.

- Как видишь, город еще цел, - улыбаюсь я.

- Два психа, - мне кажется, или в его голосе мелькает восхищение? – Что я еще могу сказать? Психи. А мы теперь удивляемся, что у тебя голова болит. Ты на уровень радиации в организме давно проверялся?

- А, - беспечно машу рукой я, - Не в первый раз мне в реактор лезть, в Мезе это мы уже проходили.

- Вот доберемся до Белой Рощи, - старый друг грозит мне пальцем, - Только попробуй возразить, когда я положу тебя под заумные датчики доктора Кляйнера. Куда нам с тобой, старым динозаврам, в самое пекло-то лезть?

И мы оба тихо смеемся. Сквозь стук счетчика у меня в голове.

- А ты-то сам, Барни, - я по-дружески толкаю его в бок локтем, - Не думал о том, чтобы остепениться? Может, хватит воевать, переходи под крыло к Илаю и доктору Кляйнеру? У тебя все-таки сердце…

- Ерунда, - неохотно возражает он.

- У тебя сердце, - с нажимом говорю я, - Я же о тебе волнуюсь. Может, действительно, отдохнешь? Ты двадцать лет уже воюешь… И никакого просвета в этом темном царстве.

- Не учи ученого, ученый, - шутливо повторяет мой жест Калхун, но вдруг вздыхает и его лицо становится серьезным, - Рано еще… пока эту гадину – Альянс не раздавили… да я уже и забыл, как может быть по-другому. И ты не прав, Гордон, - он опускает взгляд, - Светлые моменты были. Много чего светлого было у меня на этой войне. И дружба. И тихие вечера у костра, с бутылочкой самогонки, под песни, старые песни нашей молодости. Была, и остается надежда. Была и любовь…

Он тихо вздыхает, и я уже жалею, что поднял эту тему… Он вдруг поднимает голову и, косясь на Аликс, принимает свое обычное выражение лица.

- Ладно, хватит сантиментов, - он оглядывается на окно, - Заболтались, а времени совсем ведь нет.

Я машинально смотрю за окно, и вдруг яркая вспышка белого света на миг ослепляет меня. Ненавижу фотографироваться!

- Нас засекли! – быстро говорит Аликс и, высовываясь в окно, выстрелами сбивает только что сфотографировавший меня летающий сканер.

- Ну вот, я же говорил! – Барни торопливо оглядывается, - Гордон, ты что, опять хвост за собой привел? Вы одни пришли, или с кем-то?

- Ну, с отрядом повстанцев, - я развожу руками, - Там все свои, можешь мне поверить!

- Барни, просто мы стащили кое-что важное из Цитадели, - Аликс показывает ему флэшку, - Какой-то пакет данных, который они хотят отправить в свой мир. Неудивительно что за нами охота.

- Ну, ребята, вы меня поражаете с каждой минутой все больше, - Калхун качает головой, восхищенно ухмыляясь, - Отлично. Теперь-то уж точно надо прорываться, самое время! Скольких, ты говоришь, вы привели?

- Девять человек.

- Так-так, - на лице Барни изобразилась бешеная работа мысли, - В принципе, вместе с нашими ребятами, это получается две группы, по группе в каждый вагон… тут недалеко уже… Значит так, надо уводить людей, пока сюда не нахлынули войска. Аликс, ты хоть и сбила сканер, но он уже через секунду после снимка отправил все разведданные куда надо.

- Накроют нас всех вместе, и пиши пропало, - сжимаю зубы я.

- Погодите, - вскрикивает Аликс, - Если мы с Гордоном пойдем другой дорогой, мы сможем отвлечь внимание Альянса на себя.

- Верно, - киваю я, - А ты пока сможешь по-тихому отвести людей к поездам.

- Ну…

- Давай, Барни, решайся, нет времени на раздумья. Аликс верно говорит, это был бы самый разумный выход сейчас.

Аликс не без благодарности смотрит на меня. Похоже, ее юношеское самолюбие все-таки задевает добрая критика Барни в ее адрес.

- Да, Барни, может быть ты даже успеешь спокойно, без шума загрузить всех в поезда, пока мы будем идти! – добавляет она.

- Да? – взгляд бывшего охранника упирается то на меня, то на нее, то в пол, - Ну, в принципе… если вы действительно можете, то…

- Уж не волнуйся, я за ним присмотрю, - и Аликс весело берет меня за руку.

- Это еще кто за кем будет присматривать! - смеюсь я.

- Ладно, на том и порешим, - Барни уже переключился от разговоров к режиму боевой готовности, - За мной!

Мы подходим к месту, где часть стены обвалилась, создав дыру, выглядывающую на улицу, в сторону «Стационара». На этой стороне, прямо тут, сложным механизмом из нагромождения шестеренок и рычагов, закреплен в поднятом положении мост. Барни слегка наклоняется к механизму и вырывает из большой шестерни торчащую там монтировку. Она совсем как моя старая! Только чуть ржавая… Шестерни начинают крутиться, оставшись без блокировки, и мост перекидывается на один из балконов противоположного нам «Стационара».

- Вот здесь вы можете срезать и безопасно добраться до вокзала, - Барни указывает на мост и поворачивается к нам, - Мы доберемся еще быстрее, тут ведь совсем рядом… Минут за десять, если все будет нормально. Сейчас свистну нашим, пускай поднимаются…

- Отлично, - киваю я, - И главное, будьте осторожны, тем более что у вас женщины там есть. И береги себя, не вздумай схватить пулю, когда выход уже так близко.

- И не мечтай, - смеется Барни, - У комбинов кишка тонка!

- Ладно, встретимся на вокзале, - кивает Аликс и, зовя меня за собой, перебегает по мосту на ту сторону, к балкону.

- Да, и кстати, - Барни вдруг замечает, куда я смотрю, - Пока ты не ушел…

Он протягивает мне монтировку.

- Я уже устал ее всюду за тобой подбирать! – шутливо возмущается он, - Слушай, у меня таких не много уже осталось, так что смотри не потеряй снова.

Я со смехом принимаю уже ставшим моим любимым «оружие». О, да. Когда она в руке, снова приходит то старое доброе чувство, как тогда, давно.

- Гордон, ты идешь? – кричит Аликс с того конца.

- Давай, друг, она ждет тебя, - и он хитро подмигивает мне, - Счастливчик…

- Подождите! – вдруг слышу я за спиной, и к нам подбегает Триггер.

На него страшно смотреть – он с ног до головы забрызган какой-то слизью и кровью. Неужели он в одиночку прорвался через здание? Там же полно перерожденцев…

- Вот, я принес… вам!

И он протягивает мне три энергобатареи. Ничего себе.

- Эй, приятель, ты откуда здесь? – поднимает брови Барни, - Ну и видок у тебя, словно у барнакла в желудке побывал!

- Док, я с вами пойду.

- Триггер, спасибо огромное за батареи, - я беру их и кладу в отделение на поясе костюма, - Но с нами не стоит идти, всех ваших Барни сам отведет на вокзал, к поездам.

- Доктор Фриман, - твердо говорит Триггер, - Они и без меня справятся. А со мной вы найдете вокзал в три раза быстрее. Я же тут все закоулки знаю! Пожалуйста, док! Вы не пожалеете, да и еще один ствол никогда не бывал еще лишним.

Барни вопросительно смотрит на меня. Ну что делать? Без него действительно будем дольше искать вокзал в этом хаосе… да и не пожалел себя, через весь дом, полный зомби, прошел, чтобы мне батареи отдать… Хороший малый.

- Черт с тобой, пойдем, - усмехаюсь я, - А как же Линда, а?

- С ней все будет хорошо, - твердо говорит он, - Он ней позаботятся, и мы увидимся очень скоро.

- Ладно, бегите, а то сейчас жарко будет, - поторапливает Барни.

Я крепко жму ему руку.

- Увидимся через двадцать минут, - кричит он мне, когда мы переходим мост.

- У нас будет спутник? – интересуется Аликс уже на ходу.

- Да, - киваю я, - Он не раз помогал мне, так что я думаю, пригодится.

- Еще как пригожусь! – улыбается Триггер.

И мы входим в тихий темный коридор бывшей больницы…

… Сержант ТНU191009 нервно прохаживался среди вверенного ему взвода получеловеков – ГО-шников. Время шло, а вводная от командования все еще не поступила. Судя по прогнозам, до взрыва оставалось всего сорок минут – сталкеры, которые будут с Цитаделью до самого ее конца, каждые десять минут отсылали наверх отчеты о результатах постоянной диагностики необратимой реакции внутри ядра реактора. Сержанту подумал, что в этом даже есть что-то благородно-патриотическое – оставаться внутри Цитадели до последнего ее мига. Вот только сам бы он, если честно, не хотел бы себе такой участи. На то есть сталкеры – субъчеловеческие единицы, отобранные из числа закоренелых преступников режима, переработанные полностью, от и до, и у которых осталось лишь два смысла их существования – обслуживать компьютеры, базы данных и терминалы, и защищать их в случае появления чужака. Сержант улыбнулся под респиратором – да, Альянс действительно умен, те, кто там, наверху. Сталкеры были лучшим, что они могли придумать, как для черных работ, так и для устрашения масс. Жалкие людишки боялись сталкеров, как огня, и предпочитали скорее покончить с собой, чем дать переработать себя в подобное существо. Когда ТНU191009 еще служил в Нова Проспект, он лично отправлял заключенных своего блока на переработку, и не единожды некоторые из сидельцев его блока сводили счеты с жизнь прямо в камере, за каких-нибудь несколько часов до прибытия капсулы. Многие резали вены, некоторые вешались на жгутах, скрученных из нижнего белья, а один даже, помнится, размозжил себе голову о стену камеры. Сержант усмехнулся при одном воспоминании о тех неудачниках, которых удавалось спасти после вскрытия вен. Надо было видеть их лица, когда они понимали, что жизнь еще продолжается, и переработки в сталкера все равно никак не избежать. Он не сочувствовал им, ничуть. Переработке подвергали лишь самых злостных, дерзких, матерых, хитроумных преступников. Лучшего они и не заслуживали. Политические, конечно. Уголовникам же давался шанс перейти на службу в ГО, предварительно пройдя необходимые поверки. И добрая половина из них с готовностью соглашались. Вот и сейчас, сержант не мог отделаться от мерзкой мысли о том, что он, по сути, все еще надзиратель, хотя на нем и нашивки солдата Альянса. Как выяснилось, треть его взвода – в прошлом заключенные Нова Проспект.

ГО-шники же, так же маясь от безысходности и скуки, просто сидели на ступеньках бывшей гостиницы и тихо переговаривались:

- А что же Консул, да живет он вечно? Почему о нем ничего не слышно?

- Не знаю. Пытались уже узнать, но, говорят, это закрытая информация. Что же он такое допустил?.. А нам теперь отдуваться…

- Да убит он. Вот и вся секретная информация.

- Ты думай, что говоришь! Я недавно только разговор двух Элитных слышал. Консул жив, просто сейчас направляется в безопасное убежище.

- Хорошо ему… да оно в принципе и понятно, что в убежище везут его, а не нас… мы тут уже никто. А все из-за кучки офицерья, предавших Альянс. Это они должны быть сейчас на нашем месте!

- Да кто их сейчас отлавливать станет? Скоро тут одна равнина останется.

- До взрыва-то всего сорок минут. Может, задания никакого и не будет, и нас уже сейчас заберут отсюда?

- Ага, как же, размечтался! Пока есть в этом городе хоть одна кучка сопротивляющихся, нас отсюда никто не выпустит, уж будь уверен.

- Если вообще выпустят…

- Знаешь, как это в старину называлось? Штрафной батальон. Это когда предателям давали шанс искупить свою вину кровью, а на самом деле командиры просто забрасывали врагов их трупами...

- Так, я не понял, это кто там вякает? – очнулся от своих мыслей ТНU191009, и подступил к ГО-шнику, лишившемуся респиратора, - Да не будь на вас приказ, я бы вас за такие речи мог бы расстрелять всех! Слушайте, вы…

Он с силой толкнул ГО-шника в грудь, и отступил на пару шагов от вставших бывших офицеров. Едва удержавшийся на ногах ГО-шник молча, сцепив зубы смотрел ему в шею.

- Давайте-ка я вам объясню, что тут происходит! – сержант упер руки в бока, - Вы все – отпетые негодяи, потенциальные преступники! А кое-кто даже уже отсидел в тюрьме до службы в Гражданской Обороне. Вы, дураки, даже не понимаете, какой вам выпал шанс! У многих ваших и того не было. И если я еще хоть раз от кого-то услышу слова о том, что вы – смертники, я лично сверну шею тому, кто додумался ляпнуть такое. Мы – войска Альсна. Мы – его надежда, сила, мы – его правая рука! Особенно сейчас, в такое трудное время. А сопли про то, в какой мы смертельной опасности, вы своей мамочке на харю намазывать будете! Мы – члены Альянса, и, раз вспыхнуло восстание, мы теперь каждый день, каждую минуту в опасности, не большей, чем неделю назад. Если вы боитесь опасностей, то вам не место среди трансчеловеческих единиц, зачем же вы тогда вообще в ГО сунулись, слизняки? Вместе с вами на наше задание пойдут и вот эти солдаты, и я сам. Но мы почему-то не ноем и не плачемся: «О, да там опасно, там будут стрелять, а вдруг попадут». Вспомните, кто вы. Будьте благодарны за шанс, который вам подарили. И идите в бой смело!

Он резко развернулся и зашагал прочь, вдоль стен гостиницы. ГО-шники за его спиной зашумели, наперебой бурча что-то. ТНU191009 довольно улыбался. Нет, определенно, он дослужится до высшей Элиты. Там ценят тех, кто умеет понять боевой дух психологически не обработанных слабаков…

И вдруг, когда он проходил мимо закутка, ведущего на внутренний дворик старый гостиницы, что-то очень тяжелое обрушилось на его голову. Хоть его респиратор и смягчал удары, у него потемнело в глазах, и ноги подкосились. Он почувствовал, как его куда-то тащат. Его с силой бросили о стену, заломили руки за спину и скрутили чем-то жестким. Затем чья-то рука, резко ударив по вакуумным зажимам на его висках, сорвала с него переднюю часть шлема-респиратора, и по его глазам ударил резки, невыносимый свет. Сержант зажмурился, чувствуя, как глаза начинают слезиться, и тут же почувствовал, как ему на голову набросили какую-то тряпку. И все стихло. ТНU191009 скрипнул зубами от боли в голове, поморщился. Набрал воздуху в грудь, чтобы закричать, но…

- Ну привет, друг, - последнее слово было сказано с такой интонацией, что у него перехватило дыхание, и крик застрял у него в горле. Голос был знаком, знаком до боли.

- Кто это? – тихо и как можно угрожающей сказал он, морщась от боли.

- Что же ты, Стас, не узнаешь старого школьного товарища, - голос едко усмехнулся, - Ну может так узнаешь?

И с него сорвали тряпку. Свет настолько больно резанул по глазам, что пришлось зажмуриться. И, когда он все-таки, через боль, открыл глаза, он им даже не поверил. Над ним, наставив на него громоздкий автомат, стоял тот, кого он уже давно мысленно похоронил. Еще со взрыва Нова Проспект. Тот, с кем он когда-то, бесконечно давно, учился в школе. Андрей.

Он едва успел рассмотреть лицо бывшего друга, как его собственное начало покрываться темными пятнами, глаза заслезились, и ощутил, как на его коже нарастает адское жжение.

- Накрой… - прохрипел он, чувствуя, что дышать становится труднее.

Совершенно сумбурно одетый парень, припав на перевязанную ногу, зло усмехнулся и кинул на лицо солдата тряпку.

- Что, свет жжет? – услышал сержант полный желчи голос, - Неприятно да? Как пытка, знаю… Меня ведь тоже пытали. Ты пытал.

- Андрей, ты какого черта творишь? – когда дыхание начало восстанавливаться, а жжение успокаиваться, ТНU191009 начал приходить в себя, - Ты хоть соображаешь, что ты покойник?! Да ты…

- Своего друга ты убил, когда предал его, - выдавил Андрей, клацнув автоматом, - Если ты, гад, вообще еще помнишь такое слово, как «друг». Ну, Стасик, молись. Я же так долго ждал нашей встречи!

Мозг сержанта работал сейчас, как никогда. Надо было что-то придумать… Андрей безумец, если сунулся сюда, здесь же полно вооруженных единиц. Руки связаны… Он попробовал единственно верное средство – и закричал что было мочи, но едва первый звук вылетел из его рта, он тут же получил сильный удар прикладом по зубам и застонал, закашлявшись.

- Еще одна такая выходка, и мы закончим раньше, чем нужно! - шепотом рявкнул ему прямо на ухо Андрей, - Ты, сука, еще будешь умолять меня тебя убить!

- Пытать будешь? – сдавленно сказал сержант, чувствуя кровь на губах.

- Пытки это по твоей части, Стасик, - усмехнулся Андрей, - Для тебя, старого друга, у меня припасено кое-что получше. Экскурсия по парочке отрядов Сопротивления. Помнишь, как в школе мы на экскурсии ездили? И в автобусе всегда рядом садились, еду делили… «С первого класса – и на всю жизнь», помнишь? Не забыл нашу клятву?

Голос Андрея постепенно переходил на ядовитый злобный шепот. ТНU191009 поморщился. Он не любил вспоминать старую жизнь…

- Мы были всего лишь детьми, - жестко сказал он, - А ты, похоже, из детства так и не вылезаешь? Живым тебе отсюда все равно не уйти. Не будь идиотом, брось автомат, а иначе…

- И что ты мне сделаешь? – прошипел Андрей, - Да ты даже не знаешь еще, что…

И вдруг сержант услышал приближающиеся шаги и бряцанье оружия.

- Не двигаться! – крикнул модулированный голос.

«Наконец-то!» - промелькнуло в голове у сержанта, и он зашевелился.

- О, а вот и крутые парни, - издевательски сказал Андрей, и тут же послышался звук удара и его стон.

- А ну брось автомат, гнида! Лицом в землю, руки за голову!

ТНU191009 услышал еще пару ударов, звук упавшего оружия, какую-то возню. Над ним кто-то склонился, и его руки освободили. Сняв тряпку, быстро одели респиратор. И он поднялся на ноги, оглядывая живописную картину: Андрей лежал на земле под прицелами двух солдат и четырех ГО-шников и зло улыбался.

- Благодарю, отличная работа, - кивнул своим солдатам ТНU191009 и наклонился над бывшим другом, - Ну что, Андрей, как ты теперь запоешь? Дурак, у тебя не было и шанса! Ну теперь все, отбегался.

- Тебе повезло на этот раз, - Андрей улыбался лишь одними губами, - В следующий раз ты никуда от меня не денешься, уж будь уверен…

- А следующего раза и не будет, - жестко сказал сержант, - Отведите его в холл и привяжите к колонне. Пока есть время, допрошу его…

Пока солдаты вели и привязывали его бывшего школьного друга, ТНU191009 думал. Что теперь делать? Черт его знает, как Андрей выжил после взрыва тюрьмы, но, видимо, уж очень жаждал свести с ним счеты. И даже его старым именем называл, вот же еще одно досадное напоминание о ненавистном прошлом! А ведь по сути, допрос был не нужен. Сержант лишь подарил лишние минуты жизни своему бывшему товарищу. Еще немного мгновений… ведь придется его убить, ничего не поделаешь. Сержант поморщился и покачал головой. Школа, веселые лихие деньки во дворах, футбол, авантюры и милые одноклассницы… Да нет, прошлое должно быть в прошлом. Он сознательно начал новую жизнь. Жаль что Андрею так и не хватило ума сделать то же самое. Он сам выбрал свой путь. Что ж теперь остается?

ТНU191009 подошел к привязанному бывшему другу и присел перед ним.

- Дурак ты, Андрюша, - усмехнулся он, - Не начал все заново, когда была возможность. Был бы сейчас совсем другим. Это, если хочешь, в какой-то степени взросление. Как личности. А ты так и остался ребенком.

- Да у тебя от личности твой развеселый Альянс оставил лишь обглоданную кочерыжку, - злобно усмехнулся Андрей, - Я твоих речей дурацких еще на допросах наслушался. Друга пытать – герой, ничего не скажешь.

- Да что ты знаешь об этом! – и сержант тихо сказал, наклонившись к самому лицу Андрея, - Да если бы не я, ты бы на допросах вывихами не отделался. Был бы как все, с переломами и вывороченными жилами! Жалел тебя, дурака. Видимо, напрасно.

- Ой, какой жалостливый выискался! – презрительно сощурился Андрей, - Мать Тереза, блин! Да я тебя насквозь вижу…

- Ты уже кроме своей дури ничего не видишь, - резко встал ТНU191009, - Я расстреляю тебя. И поверь, по сравнению со сталкерами это еще очень легкая участь…

- Сержант, вас вызывает командование! – подбежал вдруг один из ГО-шников.

- Ну наконец-то, - кивнул ТНU191009, - Сейчас переговорю, прикончим преступника, и выдвигаемся. Командуй всем построение.

И он вошел в одну из комнат, к большому терминалу. Нажал на кнопку микрофона, сверившись с частотой.

- Сержант ТНU191009 на связи.

- Сержант, только что поступила наводка от одного из наших агентов. Отряд людей приближается к западному железнодорожному вокзалу, повторяю, к западному вокзалу. Уточнение: во главе отряда идут опаснейшие нарушители режима, влиятельные фигуры Сопротивления – Аликс Вэнес, Барни Калхун и Гордон Фриман. Как поняли?

- Понял вас, - пораженно ответил сержант, - Продолжайте…

- Приказ: уничтожить этих людей вместе с их отрядом. По возможности, взять живьем одного-двух из перечисленных. Через двадцать минут по внутренней связи получите уточнен



xxx: Почти век стремились к глобальной идее - жизнь без использования денег; от каждого по возможностям - каждому по потребностям и так далее.
xxx: И вот наконец свершилось, построили...
xxx: Нет, не комунизм конечно, Torrent
 
StriderДата: Понедельник, 03.10.2011, 02:53:38 | Сообщение # 6
titul = (char *) rand(0, 64);
Группа: Советник
Сообщений: 1322
Награды: 18
Репутация: 774
Замечания: 0%
Статус: Offline
Ну ты и то-о-ормоз.

[23:10:17] Максим Серов: орел или решка?
[23:10:33] Стен Райдерс: яблоко
[23:11:07] Вармастер Рэдрик Бьорн: погибель
АН-чат...
 
BinoclДата: Понедельник, 03.10.2011, 02:55:44 | Сообщение # 7
Офицер элитных подразделений Альфа-78 BIN-OCL
Группа: Советник особого статуса
Сообщений: 1211
Награды: 12
Репутация: 546
Замечания: 0%
Статус: Offline
Если чо, я срач не читаю в паблике. В порядке исключения только. Аннигилируйся.


xxx: Почти век стремились к глобальной идее - жизнь без использования денег; от каждого по возможностям - каждому по потребностям и так далее.
xxx: И вот наконец свершилось, построили...
xxx: Нет, не комунизм конечно, Torrent
 
RapidДата: Понедельник, 03.10.2011, 14:27:55 | Сообщение # 8
Сержант
Группа: Советник особого статуса
Сообщений: 37
Награды: 3
Репутация: 119
Замечания: 0%
Статус: Offline
Спасибо ) а почему не особо читабелен на сайте? Цветовая вывертка?

Эдит: а почему у Бинокля монокулярная аватара? ))


Using secondsry sound buffer
execing config.cfg
KB reset
execing config.cfg
DLL: game – Opposing Forse
DLL: startmap – of0a0
DLL: version – 1
DLL: size – 96000000
DLL: svolny – 0
DLL: cldll – 1
DLL: type – autoplayer
----------------------
Dlls loaded for game:
Opposing Forse
New client.dll
----------------------
execing skill.cfg
execing skillopfor.cfg
Clearing memory
Using WAD file: liquids.wad
Using WAD file: opfor.wad
Using WAD file: xeno.wad
Texture load: 1005,3ms

GAME SKILL LEVEL: пиздец


Сообщение отредактировал Rapid - Понедельник, 03.10.2011, 14:50:41
 
B-zoneДата: Суббота, 08.10.2011, 03:03:19 | Сообщение # 9
Что ни делается, все к лучшему!
Группа: Комбин
Сообщений: 576
Награды: 7
Репутация: 159
Замечания: 0%
Статус: Offline
О, Рапид вернулся!

Живи и давай жить другим.
Тише едешь- дальше будешь.
Бери пока дают.
***
И ни в коем случае не делите на ноль.
Вы предупреждены.
 
RapidДата: Четверг, 20.10.2011, 21:36:30 | Сообщение # 10
Сержант
Группа: Советник особого статуса
Сообщений: 37
Награды: 3
Репутация: 119
Замечания: 0%
Статус: Offline
В ночь с пятницы на субботу выложу новую, последнюю главу

Using secondsry sound buffer
execing config.cfg
KB reset
execing config.cfg
DLL: game – Opposing Forse
DLL: startmap – of0a0
DLL: version – 1
DLL: size – 96000000
DLL: svolny – 0
DLL: cldll – 1
DLL: type – autoplayer
----------------------
Dlls loaded for game:
Opposing Forse
New client.dll
----------------------
execing skill.cfg
execing skillopfor.cfg
Clearing memory
Using WAD file: liquids.wad
Using WAD file: opfor.wad
Using WAD file: xeno.wad
Texture load: 1005,3ms

GAME SKILL LEVEL: пиздец
 
B-zoneДата: Пятница, 21.10.2011, 06:09:22 | Сообщение # 11
Что ни делается, все к лучшему!
Группа: Комбин
Сообщений: 576
Награды: 7
Репутация: 159
Замечания: 0%
Статус: Offline
О, Рапид опять вернулся!

Живи и давай жить другим.
Тише едешь- дальше будешь.
Бери пока дают.
***
И ни в коем случае не делите на ноль.
Вы предупреждены.
 
АльфарийДата: Пятница, 21.10.2011, 12:57:33 | Сообщение # 12
Вечный дух
Группа: Гражданин
Сообщений: 1251
Награды: 1
Репутация: -6
Замечания: 20%
Статус: Offline
Наверное, я не выпил свои таблетки. Глюки пошли.

Я абсолютный даун. Я играл в игрушечки и раскрашивал миниатюры, вместо того, чтобы учиться и меня, как законченного дебила, вышвырнули из универа. Я пришел плакаться на доброчат, но и там меня обложили хуями. Мама, почему я такой идиот, почему ты не сделала аборт? Пожалуйста, роди меня обратно!
 
RapidДата: Суббота, 22.10.2011, 02:48:49 | Сообщение # 13
Сержант
Группа: Советник особого статуса
Сообщений: 37
Награды: 3
Репутация: 119
Замечания: 0%
Статус: Offline
новые глюки на ПГ выложил, 20 с лишним страниц :)

Using secondsry sound buffer
execing config.cfg
KB reset
execing config.cfg
DLL: game – Opposing Forse
DLL: startmap – of0a0
DLL: version – 1
DLL: size – 96000000
DLL: svolny – 0
DLL: cldll – 1
DLL: type – autoplayer
----------------------
Dlls loaded for game:
Opposing Forse
New client.dll
----------------------
execing skill.cfg
execing skillopfor.cfg
Clearing memory
Using WAD file: liquids.wad
Using WAD file: opfor.wad
Using WAD file: xeno.wad
Texture load: 1005,3ms

GAME SKILL LEVEL: пиздец
 
АльфарийДата: Суббота, 22.10.2011, 05:05:24 | Сообщение # 14
Вечный дух
Группа: Гражданин
Сообщений: 1251
Награды: 1
Репутация: -6
Замечания: 20%
Статус: Offline
Офигенские глюки, очень хочу, чтобы были реальностью.

Я абсолютный даун. Я играл в игрушечки и раскрашивал миниатюры, вместо того, чтобы учиться и меня, как законченного дебила, вышвырнули из универа. Я пришел плакаться на доброчат, но и там меня обложили хуями. Мама, почему я такой идиот, почему ты не сделала аборт? Пожалуйста, роди меня обратно!
 
B-zoneДата: Воскресенье, 23.10.2011, 09:29:30 | Сообщение # 15
Что ни делается, все к лучшему!
Группа: Комбин
Сообщений: 576
Награды: 7
Репутация: 159
Замечания: 0%
Статус: Offline
О, Рапид вернулся в третий раз!
Кто с3.14здил мои таблетки?


Живи и давай жить другим.
Тише едешь- дальше будешь.
Бери пока дают.
***
И ни в коем случае не делите на ноль.
Вы предупреждены.
 
ArvenДата: Воскресенье, 25.12.2011, 09:54:06 | Сообщение # 16
Вечерняя звезда
Группа: Советник
Сообщений: 364
Награды: 8
Репутация: 140
Замечания: 0%
Статус: Offline
Рапид как всегда. Не может свершить славное дело мести. Месть, Сергей, месть - это святое. Для мести хороши все средства. Нет, Андрей в который уже раз пощадил врага. И тот тоже хорош. На месте Стаса я бы позаботилась, чтобы бывший друг отправился на переработку с первой же капсулой. Ну и конечно же Триггер. Про таких говорят - говно не тонет. В общем, отлично.

Аликс - это не имя, это кличка для животного (с) М.Задорнов
 
Форум D-A » Литературный » Произведения Rapid'a » Глава 4. Экскурсия (ВНЕЗАПНО)
Страница 1 из 11
Поиск: